Вход | Регистрация
Регистрация | Забыли пароль?

Виктор Момотов: Страхование через призму толкований Верховного Суда РФ: новеллы 2017 года

12.01.2018
Правила игры

Момотов Виктор Викторович
Секретарь Пленума, судья Верховного Суда Российской Федерации. Доктор юридических наук, профессор.

2017 год ознаменовал собой сразу несколько значимых событий в правовом регулировании страховых правоотношений. Эти события имели место как в сфере правотворчества, так и в сфере правоприменения. Значительная роль в развитии правоприменительной практики по страховым спорам принадлежит Верховному Суду Российской Федерации.

Высшая судебная инстанция в большинстве современных государств выполняет две основные функции – обеспечение единообразия судебной практики и пересмотр судебных постановлений, принятых нижестоящими судами. Представляется, что исторически в Российской Федерации наиболее важное значение отводится первой из названных функций. Обеспечение правовой определенности через развитие правоприменительной практики, ее обобщение и формулирование правовых позиций общего характера – задача, реализуемая высшей судебной инстанцией еще со второй половины XIX века.

В контексте этой задачи страховые правоотношения не могли остаться за пределами внимания Верховного Суда Российской Федерации. Развитие экономического оборота, дальнейшее распространение рыночных механизмов, усложнение хозяйственных отношений и появление принципиально новых экономических конструкций – все это объективно усиливает потребность граждан и организаций в защите своих имущественных интересов от разного рода рисков. Наиболее действенным инструментом такой защиты выступает страхование.

И обязательное, и добровольное имущественное страхование – социально-чувствительные сферы правового регулирования. Экономические возможности гражданина-страхователя несоизмеримо меньше возможностей страховых компаний, аккумулирующих огромные денежные фонды. Результатом такого неравенства становятся так называемые «договорные диспропорции», вызванные тем, что страховщик самостоятельно формулирует условия договоров страхования, оставляя страхователю возможность либо принять их «целиком», либо вовсе не заключать договор.

Кроме того, страховой бизнес основан на использовании фондов, сформированных путем привлечения чужих денежных средств. Это означает, что страхователь не только экономически слабее страховщика, но и несет больший объем рисков в связи с передачей ему своих денежных средств.

Формируя единообразную правоприменительную практику в страховой сфере, Верховный Суд Российской Федерации не может не учитывать эти специфические черты страховых правоотношений. В связи с этим при разработке разъяснений общего характера, связанных с регулированием страховых отношений, высшая судебная инстанция руководствуется прежде всего необходимостью защиты гражданина как слабой стороны договора, обеспечения высоких стандартов добросовестности и недопустимости злоупотребления правом.

Говоря о правовом регулировании обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (ОСАГО), нельзя не отметить, что в последние годы законодательство об ОСАГО подверглось серьезным изменениям. В частности, 4 июля 2016 г. вступил в силу Федеральный закон от 23 июня 2016 г. № 214-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств». Внесенными изменениями урегулированы порядок и особенности заключения договора ОСАГО в электронной форме с использованием сети «Интернет».

Кроме того, 28 апреля 2017 г. вступил в силу Федеральный закон от
28 марта 2017 г. № 49-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», ознаменовавший собой серьезную законодательную реформу отношений в этой сфере. Для граждан-страхователей, являющихся собственниками легковых автомобилей, установлен приоритет натуральной формы страхового возмещения путем направления автомобиля на станцию технического обслуживания. Денежная форма страхового возмещения предоставляется лишь в предусмотренных законом случаях. Закон Об ОСАГО дополнен нормами, предусматривающими порядок и сроки направления автомобиля на восстановительный ремонт и осуществления такого ремонта, а также требованиями к организациям, осуществляющим ремонт.

Реформа законодательства об ОСАГО, а также накопленные судами вопросы толкования и применения этого законодательства послужили причиной разработки и принятия  постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. № 58 «О применении судами законодательств об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Нет смысла подробно излагать содержание конкретных разъяснений, данных в этом постановлении. Уверен, страховое сообщество уже ознакомилось с постановлением Пленума и тщательно проанализировало его. Вместе с тем хотел бы акцентировать на некоторых положениях, представляющих значительный интерес и наиболее активно обсуждавшихся в ходе подготовки постановления.

Особую значимость и актуальность в современных условиях имеют разъяснения, касающиеся оформления документов о дорожно-транспортном происшествии самими участниками ДТП без участия сотрудников полиции. Речь идет о так называемом «евро-протоколе», которому в постановлении посвящен самостоятельный раздел.  Разработчики исходили из того, что институт евро-протокола решает две основные задачи. Административно-правовая задача евро-протокола состоит в том, чтобы максимально быстро восстановить дорожное движение, не дожидаясь приезда сотрудников полиции и не затрачивая государственный ресурс в тех случаях, когда этого можно избежать. Гражданско-правовая задача евро-протокола состоит в том, чтобы уже на стадии составления документов о ДТП достичь правовой определенности в вопросе о размере страховой выплаты.

Исходя из этого, в постановлении евро-протокол квалифицирован как результат гражданско-правового соглашения участников ДТП о предельном размере страховой выплаты, составляющей 50 000 рублей. При этом в Законе об ОСАГО не содержится каких-либо указаний на то, что предметом соглашения участников ДТП, составивших евро-протокол, является размер ответственности виновника ДТП. В связи с этим, а также учитывая императивно закрепленный в Гражданском кодексе Российской Федерации принцип полного возмещения вреда, в проекте акцентировано внимание на то, что евро-протокол – это результат соглашения участников ДТП о страховой выплате, а не о размере ответственности причинителя вреда.

В разделе постановления, посвященном действиям страхователей и страховщиков в случае наступления страхового случая, обращено внимание на необходимость соблюдения требований добросовестности не только страховщиком, но и потерпевшим. Это связано с тем, что в некоторых случаях недобросовестные лица принимают меры к искусственному увеличению объема ответственности страховщика, умышленно препятствуя рассмотрению заявления о страховой выплате и создавая условия для начисления неустойки и штрафа. В связи с этим в пункте 21 постановления указано, что заявление о страховом возмещении или прямом возмещении убытков должно направляться только по месту нахождения страховщика или его представителя, уполномоченного на рассмотрение требований потерпевшего. После подачи такого заявления документы, предусмотренные Законом об ОСАГО, должны быть представлены с указанием сведений, позволяющих идентифицировать предыдущие обращения.

Самостоятельный раздел постановления посвящен вопросам осмотра и независимой экспертизы транспортного средства. Следует отметить, что в правоприменительной практике возник вопрос о том, что следует понимать под обязанностью страховщика организовать независимую экспертизу  в течение пяти рабочих дней. В некоторых случаях суды указывали, что эта обязанность предполагает необходимость провести экспертизу и изготовить соответствующее заключение в течение пяти рабочих дней. Такое толкование не только ошибочно, но и в некоторых случаях фактически неисполнимо.
В связи с этим в постановлении разъясняется, что под организацией независимой экспертизы понимается направление потерпевшему уведомления с указанием всех сведений, необходимых для представления автомобиля на экспертизу. В свою очередь, сама экспертиза проводится в течение двадцати календарных дней со дня принятия к рассмотрению заявления о страховом возмещении или прямом возмещении убытков.

Разделы постановления, касающиеся предоставления страхового возмещения, имеют особую значимость с учетом приоритета натуральной формы страхового возмещения для граждан-собственников легковых автомобилей.  В ходе подготовки постановления эта законодательная новелла активно обсуждалась разработчиками с Банком России, в результате чего удалось достичь общего понимания смысла и содержания новых правовых норм. 

Основа института натурального страхового возмещения, которое осуществляется путем направления автомобиля на станцию технического обслуживания для проведения восстановительного ремонта – это принципы справедливости, соразмерности и соблюдение конституционного баланса интересов сторон. Введение преимущественного натурального возмещения для граждан-владельцев легковых автомобилей обусловлено необходимостью обеспечения адресного возмещения ущерба именно потерпевшему, исключения практики страхового мошенничества и  недобросовестных действий посредников. В связи с этим в постановлении особо указывается, что хотя граждане и ограничиваются в возможности  выбора способа страхового возмещения, но, с другой стороны, им предоставляется повышенный уровень страховой защиты, которая осуществляется в форме натурального возмещения вреда без учета износа комплектующих изделий и с закреплением гарантий качества ремонта, запрета на использование бывших в употреблении запасных частей.

В связи с этим в постановлении разъяснены гарантии, предоставляемые гражданам-собственникам легковых автомобилей. Эти гарантии включают осуществление восстановительного ремонта в пределах императивно установленного срока, составляющего 30 дней, необходимость соблюдения гарантийных обязательств в отношении автомобиля, критерии доступности для потерпевшего станции технического обслуживания, запрет уменьшения страхового возмещения на сумму амортизационного износа и использования бывших в употреблении комплектующих. Эти гарантии действуют только в отношении граждан-собственников легковых автомобилей, не распространяются на других потерпевших и являются своего рода «компенсационным механизмом» в связи с императивным приоритетом натуральной формы страхового возмещения, установленным для определенной категории выгодоприобретателей.

В отношении иных категорий потерпевших, для которых не установлен обязательный приоритет натуральной формы страхового возмещения, порядок восстановительного ремонта определяется договором ОСАГО без предоставления специальных гарантий, предусмотренных для граждан-владельцев легковых автомобилей. В частности, таким потерпевшим натуральное страховое возмещение по общему правилу предоставляется с учетом износа.

Двенадцатый раздел постановления посвящен институтам цессии, суброгации и регресса в сфере ОСАГО. Хотелось бы обратить внимание на пункт 71 постановления, в котором обращено внимание, что по договору цессии не может быть уступлено право на получение штрафа, поскольку это требование неразрывно связано с личностью потерпевшего, как и требование о компенсации морального вреда и о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью. При этом в случае, если имеется решение суда о взыскании компенсации морального вреда и штрафа, неразрывная связь требований с личностью кредитора утрачивается и право требования этих сумм может быть уступлено другому лицу.

В следующем разделе постановления разъясняются нормы о мерах ответственности страховщика за нарушение сроков выплаты страхового возмещения. В целях обеспечения высокого стандарта добросовестности поведения не только страховщика, но и потерпевшего, в пункте 86 постановления конкретизированы те формы злоупотребления правом, которые могут привести к отказу во взыскании со страховщика неустойки, финансовой санкции, штрафа и компенсации морального вреда. К таким злоупотреблениям относятся  действия, направленные на воспрепятствование рассмотрению заявления о страховой выплате, непредставление необходимой страховщику информации, указание ложной информации о месте жительства, представление акта экспертизы или оценки, заведомо не соответствующих требованиям закона, и так далее.

В целях дальнейшего развития принципа  процессуальной добросовестности сторон в пункте 102 разъяснено, что в случае так называемого «недобросовестного дробления иска» путем искусственного разделения единого требования на несколько отдельных исковых заявлений понесенные истцом судебные расходы могут быть признаны неразумными, а судебные расходы ответчика могут быть возложены на истца.

Представляется, что новое постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» станет важным этапом развития правоприменительной практики в сфере страхования. Принятие этого постановления будет способствовать повышению стандартов добросовестности на страховом рынке, обеспечит необходимый уровень правовой определенности, а также предотвратит ошибки в толковании и применении новых положений Закона об ОСАГО.

Работа Верховного Суда Российской Федерации по разъяснению законодательства о страховании не ограничилась сферой ОСАГО. 27 декабря 2017 г. утвержден Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан.

Добровольное имущественное страхование отличается от ОСАГО значительно более широкой сферой применения свободы договора. В сфере ОСАГО свобода договора фактически сводится только к возможности выбора страхователем своего контрагента: свобода принятия решения о заключении договора отсутствует, поскольку заключение договора ОСАГО является обязательным; отсутствует также свобода определения условий договора, поскольку практически все условия договора ОСАГО определены в императивных нормах Закона об ОСАГО и Правилах ОСАГО, утвержденных Банком России. В свою очередь, в договорах добровольного страхования имущества присутствуют все элементы свободы договора: страхователь самостоятельно и добровольно принимает решение о заключении договора и о выборе страховщика, при этом стороны свободны в определении конкретных условий договора в рамках преимущественно диспозитивного правового регулирования, содержащегося в Гражданском кодексе Российской Федерации и Законе Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (далее – Закон об организации страхового дела).

Эта особенность добровольного страхования не всегда принимаются во внимание судами. В некоторых случаях суды экстраполируют те подходы, которые применяются при рассмотрении споров в сфере ОСАГО, на споры в сфере добровольного страхования, не учитывая различия в применении фундаментального принципа свободы договора в таких спорах. В связи с этим в Обзоре судебной практики, утвержденным Президиумом Верховного Суда Российской Федерации, содержится целый ряд значимых разъяснений, призванных дать соответствующие ориентиры нижестоящим судам.

Важной для правоприменительной практики представляется правовая позиция, изложенная в пункте 2 Обзора, согласно которой стороны договора страхования вправе по своему усмотрению определить перечень случаев, которые не могут быть признаны страховыми. Определение такого перечня является проявлением свободы договора, не ущемляет права потребителя и не может быть квалифицировано как неправомерное освобождения страховщика от обязанности осуществить страховую выплату.

Данная правовая позиция позволит избегать ошибок, допускаемых в настоящее время некоторыми судами, указывающими, что установление в договоре страхования исключений из перечня страховых случаев представляет собой неправомерное и не предусмотренное статьей 964 Гражданского кодекса Российской Федерации освобождение страховщика от обязанности выплатить страховое возмещение. Действительно, названной статьей предусмотрен исчерпывающий перечень оснований освобождения страховщика от обязанности выплатить страховое возмещение, возникшей в связи с наступлением страхового случая. Вместе с тем условие договора добровольного страхования, согласно которому определенные события не являются страховыми случаями, не содержит оснований освобождения от обязанности выплатить страховое возмещение, а предусматривает ситуации, когда такая обязанность вовсе не возникает.

Не меньший интерес представляет разъяснение, согласно которому договором добровольного страхования может быть предусмотрено, что утрата товарной стоимости не подлежит возмещению страховщиком. Некоторые суды, игнорируя принцип свободы договора, указывали, что утрата товарной стоимости подлежит возмещению страховщиком независимо от того, что в договоре содержится условие об исключении утраты товарной стоимости из состава страхового возмещения. Такая позиция судов связана с неправильным пониманием пункта 41 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан», согласно которому утрата товарной стоимости относится к реальному ущербу наряду со стоимостью ремонта и запасных частей транспортного средства, в ее возмещении страхователю не может быть отказано.

Данное разъяснение должно применяться в нормативном единстве с принципом свободы договора, в силу которого стороны договора страхования вправе своим соглашением изменить порядок и объем выплаты страхового возмещения. В связи с этим Верховным Судом указано, что условие договора страхования, исключающее утрату товарной стоимости из состава страхового возмещения, не противоречит каким-либо законодательным запретам и является правомерным.

Также следует обратить внимание на пункт 7 Обзора, в котором указано, что если договором добровольного страхования предусмотрено изменение в течение срока его действия размера страховой суммы, исходя из которой страхователем уплачена страховая премия по соответствующему для такой дифференцированной страховой суммы тарифу, то под полной страховой суммой при отказе страхователя от прав на имущество в пользу страховщика (абандон) следует понимать страховую сумму, определенную договором на день наступления страхового случая.

Данное разъяснение основано на толковании пункта 5 статьи 10 Закона об организации страхового дела, согласно которому в случае утраты, гибели застрахованного имущества страхователь, выгодоприобретатель вправе отказаться от своих прав на него в пользу страховщика в целях получения от него страховой выплаты (страхового возмещения) в размере полной страховой суммы. Толкуя термин «полная страховая сумма» с учетом условия договора о поэтапном уменьшении страховой суммы, суды нередко указывали, что под полной страховой суммой понимается страховая суммы в размере, определенном на дату заключения договора. Верховный Суд Российской Федерации указал, что такое толкование противоречит принципу свободы договора – стороны вправе предусмотреть изменяемый размер страховой суммы и рассчитать размер страховой премии в соответствии с таким размером.

Подводя итог сказанному, следует отметить, что 2017 год стал крайне плодотворным для развития страховых правоотношений и ознаменовал собой серьезные законодательные изменения в сфере ОСАГО, а также появление двух принципиальных разъясняющих документов Верховного Суда Российской Федерации: постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами законодательства об  обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» и Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан. В 2018 году планируется обобщить вопросы, возникающие у судов при применении законодательства о личном страховании граждан, и подготовить Обзор по этим вопросам. Уверен, что усилия Верховного Суда Российской Федерации по обеспечению правовой определенности в страховой сфере позитивно скажутся на развитии российского страхового рынка. 



ИНТЕРЕСНО ПОЧИТАТЬ
РАЗДЕЛЫ

Правила игры
Продуктовая линейка
Социальная ответственность
Факты
Цифры
АВТОРСКИЙ ТРЕНИНГ: ПРОДАЖИ БЕЗ ОБМАНА

Уважаемые читатели!

С 1 апреля  стоимость абонентской платы  за пользование программой Экспресс –аналитика страхового рынка составляет 1000 руб. в месяц. Для оплаты услуги войдите в личный кабинет или зарегистрируйтесь:

Внимание!

Подписчики печатной версии журнала могут пользоваться программой бесплатно в течении всего срока подписки.

Реклама партёров