ESG: ДОРОГО, НО НЕИЗБЕЖНО

Страховой рынок одним из первых в России активно осваивает ESG-повестку. При этом, по мнению президента Всероссийского союза страховщиков Игоря Юргенса, важно не «напугать» участников рынка, а пойти путем разъяснений и постепенного внедрения подходов, обеспечивающих устойчивое развитие экономики, бизнеса и общества.

Современные страховые технологии: Как Вы оцениваете реализацию предыдущей стратегии развития страхового рынка, сроки которой заканчиваются в этом году?

Игорь Юргенс
Президент ВСС

Игорь Юргенс: Вопрос диалектический: все удалось и над всем нужно работать.

Стратегия была выработана совместно всем страховым сообществом и утверждена, в том числе в Основных направлениях развития финансового рынка Банка России.

Частично она вошла в различные стратегические документы Минфина РФ и другие.

Общими усилиями продвигались все подходы, которые были признаны разумными коллективно — как страховым сообществом, так и государством.

ССТ: Почему при этом возникают противоречия с регулятором?

И. Ю.: Во взаимоотношениях с регулятором противоречия неизбежны. Банк России, в первую очередь, следит за тем, чтобы потребитель был счастлив. Производитель услуги, страховщик, стремится к тому, чтобы его акционер был доволен прибылью.

Его «счастье» — продавать товар максимально дорого и желательно всем. Таким образом, всегда есть противоречия между регулятором, производителем и потребителем — так было, есть и будет. И именно из-за этого противоречия кое-что из нашей стратегии не доделано и никогда не будет доведено до конца.

Однако мы очень хорошо потрудились, а главное — прогресс достигнут не давлением сверху вниз, а взаимным движением навстречу друг другу. Мы учитывали пожелания регулятора, но деятельность каждой нашей рабочей группы, каждого комитета исходила из того, что хотел рынок. Мне кажется, что синергия произошла. Результат в целом, вопреки пандемии, вопреки большому числу прочих трудностей и препятствий, достигнут вполне приличный. Это видно по цифрам основных показателей рынка.

ССТ: Что Вам хочется отметить как большую победу?

И. Ю.: Либерализация ОСАГО — и первый этап, и второй, хотя сейчас это звучит уже как банальность, на самом деле является серьезным достижением. Мы отстояли ОМС. А на него замахнулись капитально!

Но уже президент сказал, что без страховой медицины и страховых принципов наше здравоохранение он не видит. Мне кажется, это достаточно убедительное свидетельство, что ОМС будет сохранено.

Наметились позитивные сдвиги в экологическом страховании, в некоторых сегментах страхования ответственности.

ССТ: А над чем еще предстоит работать?

И. Ю.: Конечно же, страхование жизни.

Нас упрекают в мисселинге, но ведь это очень часто не мисселинг, а кросс-продажа.

Это вопрос и вкусовой, и этический. А этику в каждую голову не вобьешь. Этичность продаж зависит и от принципов работы фронт-десков крупнейших банков, которые продают страховые продукты своих страховых компаний. Одним словом, здесь еще много работы.

Сейчас складывается впечатление, что регулирование страховщиков жизни сделано чрезмерно резко. В том числе я имею в виду введение категорий инвесторов — квалифицированных и неквалифицированных, а также разделение продуктов — с инвестиционным доходом и без инвестиционного дохода. Это все кажется избыточным всем нашим страховщикам жизни. С этим нужно будет продолжать работать.

ССТ: Новая стратегия предполагает поступательное развитие или в ней есть точки взрывного роста?

И. Ю.: Нет, резких скачков в развитии рынка не планируется. Не думаю, что какие-то скачки вообще возможны при нынешнем уровне государственного управления. Полностью согласен здесь со Счетной палатой РФ и другими критиками системы, которая опять стала очень большой и чрезмерно тяжелой. Как бы то ни было, скачков и прорывов мы не ожидаем — будем добиваться тех целей, которые мы себе поставили.

ССТ: Расскажите о месте и роли ESG-повестки в работе российского страхового рынка.

И. Ю.: Посмотрите, что происходило в Глазго на G20! Весь мир находится только в самом начале пути, в том числе и наш Центральный банк как регулятор.

Что такое экология и ее компоненты, что такое социальная составляющая и до какой степени может измениться корпоративное

управление — это новая парадигма или, если хотите, новая религия. Если 20 мировых лидеров собираются и обсуждают эти проблемы, значит, угроза потенциальной климатической катастрофы к середине века вполне осязаема. Под знак вопроса ставится выживание цивилизации.

В трех этих буквах — ESG — сконцентрировано многое. Это для нас новый тренд.

Страховой рынок будет работать над этой повесткой. Но пока нельзя сказать, что в нашей новой стратегии предусмотрены гигантские шаги в этом направлении.

Они пока просто невозможны, потому что весь мир пока не знает, что с этим делать.

ССТ: Какие препятствия Вы видите?

И. Ю.: Если одним словом — перестройка на рельсы устойчивого развития обойдется очень дорого производителю.

Это и дополнительные нефинансовые отчеты, и новые расходы по социальным обязательствам, и расходы на усовершенствование корпоративного управления, и существенная перестройка в IT-системах. Кроме того, неизбежно появится большая государственная задача — обложить бизнес большими штрафами или налогами за нанесение вреда экологии.

Безусловно, бизнес будет сопротивляться.

Или мы начнем замедляться.

Если вы спросите у любого политэкономиста, что, собственно, это такое – безуглеродная экономика, что она может значить для людей с улицы, ответ будет однозначным: это процесс, который сокращает доходы каждого. Как сделать так, чтобы самые богатые расплатились за самых бедных – этот вопрос человечеству не удается решить с библейских времен.

ССТ: В этой сложной ситуации какую позицию вы займете?

И. Ю.: Прежде всего, мы против резких решений. Мы готовы аккуратно и спокойно внедрять у себя в страховании ESG-принципы и пытаться продвигать их разумным способом. В этом ВСС встречает понимание со стороны Банка России, который, по крайней мере, декларирует, что только создает инструменты и возможности для правильного выполнения этих требований, но никаким образом не имплементирует их в обязательной форме, не давит на бизнес.

Это хорошо.

В этом смысле мы правильно начали, что не напугали участников рынка, а пошли путем разъяснений. Но в результате, если вы спросите у любого политэкономиста, что, собственно, это такое — безуглеродная экономика, что она может значить для людей с улицы, ответ будет однозначным: это процесс, который сокращает доходы каждого. Как сделать так, чтобы самые богатые расплатились за самых бедных — этот вопрос человечеству не удается решить с библейских времен. А именно этот вопрос сейчас встает.

Для трансформации экономики необходимо несколько десятков триллионов условных валютных единиц. Сейчас такого сформированного бюджета нет. Чтобы собрать необходимую сумму, нужно обложить все население налогами, изъяв ресурсы и направив их в «зеленую экономику».

Не будем забывать, что углероды — это то, на чем держится Российская Федерация.

В странах с похожей структурой экспорта переход к безуглеродной экономике — это одна из самых трудных задач.

Нет простых решений. Но базовые принципы ESG, безусловно, необходимо внедрять!

ССТ: Какие практические шаги Вы считаете необходимым для этого?

И. Ю.: До той поры, пока необходимую методологию не выпустил Центральный банк и Министерство экономики РФ, мы будем действовать аккуратно. Таксономия, то есть классификация, что есть «зеленое», а что — нет, уже разработана. Но нет как таковых «зеленых» продуктов, мы только в самом начале большого пути.

Страховой рынок одним из первых начал разбираться в этой теме. По крайней мере, недавняя страховая конференция по вопросам ESG прошла уже со знанием вопроса. Участники представляли конкретные кейсы в области устойчивого развития.

ССТ: Каким образом страховщики в этом контексте должны работать с клиентами? Должна быть проведена какая-то работа по разъяснению принципов ESG, их популяризация? Будет ли эта работа организована системно на уровне ВСС или каждая компания будет принимать решения самостоятельно?

И. Ю.: В настоящий момент ВСС, конечно, не будет предъявлять компаниям какие-то требования по работе с клиентами или агентами. Рекомендации, прежде всего, должен дать регулятор. Сейчас нужен как минимум глоссарий — многие термины непонятны. Нужны определения, методологии, требования к нефинансовым отчетам компании, понимание, каким критериям бизнес должен соответствовать. Как только это будет выработано на уровне Банка России, мы в ВСС разработаем свой стандарт для страховщиков.



ЖУРНАЛ №6, ДЕКАБРЬ 2021
ТЕМА НОМЕР ОДИН – ESG
Точилин Роман
ESG НА СТРАХОВОМ РЫНКЕ РОССИИ:...
Банк России
ЗАДАЧИ АО РНПК В...
Сепп Михаил
ПРИОРИТЕТЫ – В ОБЛАСТИ УСТОЙЧИВОГО...
Тихоненко Роман
ОТ ПРЕТЕНЗИЙ НЕ УЙТИ
Гусар Светлана
СОЦИАЛЬНЫЙ АСПЕКТ ESG
Дубровин Виктор
БАЛАНС ДОСТУПНОСТИ И УСТОЙЧИВОСТИ
Аксаков Анатолий
ESG-ТРАНСФОРМАЦИЯ НЕИЗБЕЖНА
Платонова Элла
СЛОЖНОСТИ ПРЕОДОЛИМЫ
Ямашкин Дмитрий
СОВЕТНИК В ПРИЛОЖЕНИИ
Командный Иван
КАПЛЯ КАМЕНЬ ТОЧИТ
Ефремов Сергей
О ПОЛЬЗЕ ДИАЛОГА И ЦИФРОВИЗАЦИИ
Алексеев Виктор
НУЖНЫ СОВМЕСТНЫЕ УСИЛИЯ
Ручкин Олег
ЭЛЕКТРОННЫЕ ПЛОМБЫ ОПЕРЕДИЛИ ЗАКОН
Сурганов Олег
УГЛЕРОДУ ПОРА НА РЫНОК
Алексеев Сергей
ESG – ЗНАЧИТ БУДУЩЕЕ
Сотова Марина
ESG – ИЗДЕРЖКИ ИЛИ НОВЫЕ...
Турбина Капитолина
ESG СТАНОВИТСЯ ПРАКТИКОЙ
Верещагин Виктор
ESG: НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ РАЗВИТИЯ
Исмагилов Рустем
ОТ ИМИДЖА – К РАЗВИТИЮ
Французов Иван


НАШИ КАНАЛЫ





Уважаемые читатели!

С 1 апреля  стоимость абонентской платы  за пользование программой Экспресс –аналитика страхового рынка составляет 1000 руб. в месяц. Для оплаты услуги войдите в личный кабинет или зарегистрируйтесь:

Внимание!

Подписчики печатной версии журнала могут пользоваться программой бесплатно в течении всего срока подписки.

Реклама партёров

ПОДПИСКА

Новости страхового рынка
Интересно и актуально