ESG: ПОРА СОЗДАВАТЬ СВОИ ПРИНЦИПЫ

Сегодня население и государство ожидают от компаний высокой социальной ответственности и обеспечения непрерывности деятельности. Оставив позади шелуху модных дискуссий на тему ESG, бизнес вместе с обществом может расставить акценты и сфокусироваться на имеющихся либо новых векторах устойчивого развития, актуальных для наших реалий, соответствующих интересам наших партнеров и благотворных для нашей будущей экономики. Как трансформируется ESG-повестка в современной России, размышляет генеральный директор страховой компании «АК БАРС СТРАХОВАНИЕ» Рустем Исмагилов.

Современные страховые технологии: Тема ESG еще несколько месяцев назад была в топе наиболее актуальной проблематики. Изменилась ли ситуация сейчас?

Рустем Исмагилов
Генеральный директор страховой компании «АК БАРС СТРАХОВАНИЕ»

Рустем Исмагилов: Не стоит говорить о ESG-повестке в прошедшем времени. За последние два месяца необходимость ответственного обращения с ресурсами, бережливого производства, комплаенс-культуры никуда не делась. Более того, сейчас она стала куда более актуальной. Если кто-то перестал заниматься этой темой сейчас, значит и ранее он занимался ею только ради хайпа.

Никто не говорил, что углеродная трансформация и переход на возобновляемые источники энергии произойдет по щелчку пальцев, за три года. Сейчас стало понятно, что это амбициозная задача не только для таких экономик, как Китай или Российская Федерация, но и для стран Европы, которые мы привыкли считать лидерами в ESG-повестке. В общем, мишура слетела, а повестка осталась.

ССТ: Но она как-то трансформировалась?

Р. И.: Сейчас стало очевидно, что ESG — это не только Е: экология — лишь небольшая часть общей повестки устойчивого развития. Текущая ситуация в мировой экономике и политике показала, что гораздо важнее связка S и G.

У каждого бизнеса, у каждой компании есть стейкхолдеры — лица, которые оказывают влияние на деятельность этой компании. В последние полтора месяца кардинально поменялись веса и значимость стейкхолдеров для российского бизнеса.

Ранее лицами, которые оказывали максимальное влияние на компании и стимулировали их заниматься ESG-повесткой, были международные инвесторы, рейтинговые агентства, зарубежные партнеры. Сейчас, когда иностранные инвесторы, рейтинговые агентства и международные консультанты дистанцировались от страны, главными стейкхолдерами стали отечественные клиенты и сотрудники, а также государство и общество. Совокупность населения и государственных институтов стала доминирующим стейкхолдером, от которого зависит устойчивость и будущее российских предприятий.

ССТ: Чтобы устойчиво развиваться, предприятие должно учитывать влияние новых стейкхолдеров?

Р. И.: Как я уже сказал, S и G неразрывно связаны между собой: здесь и ожидания людей по рабочим местам и уровню дохода, по каким-то социальным гарантиям от работодателя, и их ожидания относительно надежности банков и страховщиков, с которыми они взаимодействуют. Нужна кооперация работников и управленцев, чтобы компания продолжила развитие в новых сложных условиях. Предприятие должно генерировать прибыль, платить налоги, работать в полном соответствии с законодательством Российской Федерации, удовлетворять ожидания стейкхолдеров, повышать эффективность производственного цикла.

Это, по сути, и есть ESG-трансформация российской экономики — путь, который невозможно закончить.

ССТ: Тем не менее, уместно ли употребление самой терминологии — ESG?

Р. И.: Наверное, эти латинские буквы могут сейчас вызывать отторжение. Но сами принципы устойчивого развития могут быть трансформированы под наши реалии, под интересы стран СНГ, наших партнеров из стран БРИКС. Сейчас планируется переход на расчеты в национальных валютах. Думаю, что следующим шагом вполне может быть разработка совместных, признанных внутри дружественных стран и партнеров политик устойчивого развития. Если будем называть эти политики по-русски, смысл не поменяется — будет только понятнее, что за этим стоит. Особенно с учетом того, что у нас есть блестящая база для этого — «корпоративная и социальная ответственность».

ССТ: Какие задачи по устойчивому развитию ставит перед собой ваша компания сейчас, в новых экономических условиях?

Р. И.: Наши цели и задачи абсолютно не поменялись. Мы действуем по заранее намеченному плану и утвержденной стратегии. Мы не обрезали никаких важных программ для таких наших стейкхолдеров, как сотрудники: в конце марта провели запланированную ранее индексацию зарплаты, запустили ДМС. Одним словом, сделали все, чтобы наши сотрудники чувствовали себя уверенными и защищенными.

ССТ: А что вы сделали для клиентов?

Р. И.: Мы дали клиентам возможность скорректировать размер страховой суммы в сторону увеличения на тех же условиях, на которых ранее был заключен договор страхования автомобилей и имущества.

Наша компания максимально ускорила процедуру страховых выплат. Мы понимаем, что в условиях стресса быстрая и справедливая выплата страхового возмещения позитивно сказывается и на финансовом положении клиента и на его отношении к страховщику.

S и G неразрывно связаны между собой: здесь и ожидания людей по рабочим местам и уровню дохода, по каким-то социальным гарантиям от работодателя, и их ожидания относительно надежности банков и страховщиков, с которыми они взаимодействуют.

ССТ: Очевидно, эти действия потребовали дополнительных усилий и финансовых затрат. Насколько они окупаются?

Р. И.: Подобные клиентоориентированные действия наша компания предпринимала и в начале пандемии. В отчетности за 2020 и 2021 годы мы уже увидели крайне позитивное влияние наших действий. У нас растет количество клиентов, которые пролонгируют свой договор из года в год, которые продлевают договор после осуществления страховой выплаты. Это значит, что они не разочаровываются в компании после выплаты и продолжают ей доверять. Индекс удовлетворенности также растет.

Иными словами, мы видим четкую корреляцию между принятой ESG-стратегией и результатами деятельности компании.

В 2021 году мы получили рекордные результаты и по выручке, и по чистой прибыли.

Поэтому мы не меняем наш курс и продолжаем реализовывать принятую стратегию.

Однако говорить, что только принципы ESG послужили базой нашего успеха, тоже не совсем верно. Если последовательно делать то, во что веришь, это обязательно принесет успех.

ССТ: С началом применения экономических санкций бизнес столкнулся с проблемами не столько со стороны клиентов, сколько со стороны поставщиков. Как вы справились с этой проблемой?

Р. И.: Российская экономика столкнулась с неустойчивостью поставок потому, что изза введенных санкций мы лишились целого ряда логистических цепочек и поставщиков.

Именно сейчас лидеры российского бизнеса могут начать выстраивать устойчивую суверенную цепочку поставок. Сейчас хороший момент для этого. Это та новая возможность, которую обязательно нужно использовать — и это вполне в контексте ESG!

Наша компания в январе предложила всем нашим партнерам присоединиться к декларации устойчивого партнерства.

На данный момент таких компаний у нас уже 50, то есть больше половины по сумме из всех наших поставщиков. Наши отношения с ними прозрачные, долгосрочные, мы хорошо понимаем друг друга. Когда месяц назад все одномоментно подорожало, многие поставщики прекратили отгрузки.

Кто-то просто не понимал, по какой цене можно отгружать продукцию, кто-то ждал повышения цен. Проблема повышения цен оказала на нас минимальное влияние: наши поставщики, работающие с нами уже много лет, отпускали нам продукцию со складов с нормативной наценкой к закупочной цене,

а если на складе поставщиков были запасы ранее купленной продукции, то цена для нас не поменялась. Эта ситуация показала, что нашему устойчивому поставщику гораздо важнее сохранить сотрудничество с нашей компанией, чем в моменте заработать какую-то прибыль.

ССТ: Если сейчас доминирующими стейкхолдерами стали население и государство, то каков их основной запрос к бизнесу?

Р. И.: Сейчас у населения и у государства большой спрос на социальную ответственность бизнеса и на непрерывность его деятельности. Важно, чтобы компании не банкротились, были прибыльными, могли платить заработную плату и налоги, отчислять социальные взносы и т. д. Сейчас у нас у всех есть возможность сформировать новые принципы управления для молодого поколения российского общества. Хорошо, что мы сейчас, а не позже поняли истинную цену международных принципов ESG. Теперь в нашей стране мы можем выработать свои управленческие, социальные и экологические подходы к тому будущему, какого мы хотим для нашего государства, для нашего общества. Сохранение культуры, природы и национальной идеи — это все и есть настоящие принципы устойчивого развития для нашей будущей экономики.

 



ЖУРНАЛ №2, АПРЕЛЬ 2022


НАШИ КАНАЛЫ





Уважаемые читатели!

С 1 апреля  стоимость абонентской платы  за пользование программой Экспресс –аналитика страхового рынка составляет 1000 руб. в месяц. Для оплаты услуги войдите в личный кабинет или зарегистрируйтесь:

Внимание!

Подписчики печатной версии журнала могут пользоваться программой бесплатно в течении всего срока подписки.

Реклама партёров

ПОДПИСКА

Новости страхового рынка
Интересно и актуально