БЕЗ СТРАХОВКИ? – ЧЕРЕЗ СУД!

По примерным оценкам, жилье только 10% погорельцев Хакасии было застраховано и, в основном, в порядке получения ипотеки. После пожаров многим пострадавшим пришлось доказывать свои права на компенсации и новое жилье в суде.

Спорные вопросы

«Мы бежали как будто по пламенному тоннелю. Бежать можно было только в одном направлении – со всех остальных сторон наступал огонь. Все, чего он только касался, вспыхивало, как порох. Я не сразу поняла, что обожглась, – меня откинуло, и я упала на колени. И земля, и воздух вокруг были раскаленные», – рассказывала 12 апреля жительница села Шира Елена Сухарева. Этот день в Хакасии с ужасом вспоминают тысячи людей. В считанные минуты огонь уничтожал все, что наживалось годами, десятилетиями. Стихия сметала целые улицы, деревни.

Сразу после трагедии всем пострадавшим пообещали новое жилье и материальную поддержку. На деле же в этих обещаниях оказалось много «но». В помощи отказали тем, кто имеет в собственности другое жилье или долю (даже если эта доля совсем смешная – 5–7 кв. м.), предъявлялись претензии к документам, у кого-то возникли проблемы с пропиской. В результате сотням погорельцев пришлось идти в суд. Можно себе представить, в каком состоянии были люди, и без того переживающие большую потерю. «Гоняют по кругу за всякими справками, к делу не относящимися. Доходит до того, что надо доказать, что ты с мужем действительно жила, и что сын – действительно твой сын! Театр абсурда какой-то!», – говорит пострадавшая Надежда Пестрикова.

Через суд пришлось доказывать даже право на компенсации. Всем пострадавшим положены компенсации по 10 тыс. рублей на человека, по 50 тыс. рублей получают те, кто утратил имущество частично, по 100 тыс. рублей выплачивают тем, кто потерял в огне все нажитое. На данный момент сумма ком-пенсационных выплат составила 503 млн рублей. Но, даже те, кто получил положенные выплаты, не всегда довольны их размерами. «Что это за компенсация? Неужели я за 60 лет только 100 тысяч и заработал? Получается, что кроме кровати и тумбочки у меня ничего и не было? Следователь спрашивал, чем я смогу доказать, что у меня было три телевизора, два холодильника и т.п... Сохранились ли у меня паспорта на бытовую технику… Как будто я об этом думал во время пожара!», – рассказывает потерявший жилье Александр Кравченко.



ЖУРНАЛ №4, АВГУСТ 2015
АВТОРСКИЙ ТРЕНИНГ: ПРОДАЖИ БЕЗ ОБМАНА

Уважаемые читатели!

С 1 апреля  стоимость абонентской платы  за пользование программой Экспресс –аналитика страхового рынка составляет 1000 руб. в месяц. Для оплаты услуги войдите в личный кабинет или зарегистрируйтесь:

Внимание!

Подписчики печатной версии журнала могут пользоваться программой бесплатно в течении всего срока подписки.

Реклама партёров