ПАНАЦЕЯ

Интервью с начальником управления контроля и организации страховых и компенсационных выплат НССО Валерием Карповым

К сожалению, в России до сих пор скрывается большая часть небольших аварий и есть «серые» зоны, где контроль за опасными объектами затруднен. При этом страхование ОПО остается панацеей для граждан, ведь гражданин может получить компенсацию за вред жизни, здоровью или имуществу в НССО — даже если нерадивый собственник опасного предприятия не удосужился застраховать свою ответственность. Что делается для повышения осведомленности граждан о своих правах, рассказал начальник управления контроля и организации страховых и компенсационных выплат НССО Валерий Карпов.

Современные страховые технологии: Как работает механизм компенсационных выплат, что в нем требует изменений и дополнительной настройки?

Валерий Карпов: С самого первого года реализации закона № 225-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте» у нас не было больших затруднений с компвыплатами. Из тенденций можно отметить активную динамику последних месяцев: темпы роста объема выплат постоянно ускоряются. Например, за 8 месяцев 2016 года мы уже заплатили столько же, сколько за 2 предыдущих года, вместе взятых. Уровень травматизма на авариях примерно одинаков, а вот самих случаев — больше. Больше людей обращается, больше аварий фиксируется.

ССТ: Еще не так давно была дискуссия о том, что у нас и, например, в Европе, очень различается соотношение количества погибших и пострадавших при авариях. Что сейчас с этой статистикой?

В. К.: У нас по компенсационным выплатам статистика 1:1 вместо 1:10 по погибшим и пострадавшим, потому что владельцы зачастую скрывают аварии с незначительным вредом здоровью и шантажируют своих рабочих, запрещая им куда-либо обращаться. Им невыгодно выносить сор из избы, потому что каждая такая выплата от страховой дойдет до Ростехнадзора и приведет к внеплановым проверкам и прочим неприятным последствиям.

ССТ: Но какие-то люди, пострадав, все же обращаются в страховую за выплатами?!

В. К.: Ну не все же владельцы опасных объектов стараются нарушить закон! Хотя при этом есть и такие случаи, когда владелец ОПО сам договаривается со своим рабочим: я тебе и больничный оплачу, и сына выучить помогу — только молчи. Такие случаи в статистику не попадают. О большом количестве небольших аварий никто так никогда и не узнает. Но мы видим явный дисбаланс по пропорциям мелких и крупных аварий.

ССТ: А страхование как-то влияет на уровень безопасности? На безопасности ведь всегда экономят, а контроль порой — формальный...

В. К.: С одной стороны, есть механизм прямого влияния. В ОПО действует коэффициент, который напрямую зависит от уровня опасности, и впоследствии будет коэффициент, который зависит от аварийности. Но сама стоимость страхования ОПО для крупных объектов составляет десятые, а то и сотые доли процентов от размера их прибыли — это копейки. И надо понимать, что вложения в безопасность на таких объектах — на несколько порядков выше, чем возможная скидка на страхование, которая за такие вложения полагается. То есть экономическое стимулирование здесь работает очень условно. Так что можно сказать, что с точки зрения вероятности возникновения аварии ОСОПО никак не влияет на ситуацию.

ССТ: А с точки зрения социальной защищенности граждан?

В. К.: Я считаю, что ОСОПО — панацея! Иначе граждане остаются один на один с нерадивыми собственниками опасных предприятий: если они не могут найти 30 тыс., чтобы оплатить годовой полис, то откуда им взять 2 млн рублей на выплату при гибели человека! В отличие от того же ОСАГО наш союз платит пострадавшим, в том числе и при отсутствии страховки. То есть гражданин в любом случае защищен законом. По статистике, мы в 90 % случаев платим за нерадивых владельцев ОПО, а не за обанкротившихся страховщиков.

ССТ: Получается, те владельцы ОПО, кто даже не удосужился купить страховку — они выходят сухими из воды?

В. К.: Мы получаем право регресса и обращаемся к владельцам с иском. Уже подано несколько десятков таких исков. Но деньги мы получили пока только в единичных случаях, и то — только через суд. Потому что к моменту взыскания с них уже, как правило, нечего взять — предприятие банкротится. Ведь не покупают страховку, в основном, мелкие или средние компании. Две трети всех выплат у нас — по подъемным кранам и лифтам, которые принадлежат небольшим ТСЖ, мелким подрядным организациям и пр. Там же еще постоянно происходит круговорот этих подъемных механизмом, эти краны сдаются друг другу в аренду, все запутывается, кто из них владелец, кто эксплуатант, зачастую сами не понимают, кто и что должен страховать…

ССТ: Получается, сотрудники таких компаний хоть как-то защищены только благодаря ОСОПО?

В. К.: И сотрудники, и обычные граждане. Ведь сколько было случаев, когда краны падали за пределы строительной площадки, на улицу или соседний дом?! Имущество у нас страдает, как правило, при авариях на теплосетях или на стройплощадках, когда страдают стоящие рядом автомобили или дома.

ССТ: Есть ощущение, что во всех более или менее резонансных случаях щедро платит государство — аварии просто заливаются деньгами.

В. К.: Так и происходит, особенно, если регион богатый. Но это не значит, что страховщики не платят. Бюджетные выплаты осуществляются сверх того, что полагается по закону от страховых компаний и НССО. И весь этот популизм начинается, как правило, еще до того, как ктото обращается за страховыми выплатами — просто надо снять социальное напряжение, показать заботу власти о людях. Можно только порадоваться за граждан, получающих помощь. Особенно, в случаях, когда страховых выплат может и не хватить.

ССТ: Закон об обязательном страховании ОПО работает уже несколько лет. Как-то меняется отношение к этому виду страхования у граждан, у собственников бизнеса?

В. К.: Ну у граждан изначально не было причин относиться к закону плохо — главное, чтобы они в принципе об этом хоть что-то знали! Мы стали активно работать с МЧС и на их площадках, через информационные каналы рассказываем о праве граждан на получение выплат. По всем мало-мальски крупным событиям мы даем пресс-релиз с контактами, куда гражданин может обратиться. С 6 сентября 2016 на видном месте публиковать информацию не просто о том, что объект застрахован, но и о том, что делать в случае происшествия: куда обращаться, какие документы предоставлять и пр. И все страховщики должны будут в течение одной недели после страхового случая размещать на своем сайте информацию для потерпевших. Кроме того, эта информация должна передаваться ими в НССО, и мы ее дублируем на нашем сайте. Я думаю, и владельцам ОПО теперь будет сложнее что-то скрывать, и потерпевшие, зная о полагающихся им выплатах, десять раз подумают, поддаваться ли на шантаж со стороны владельцев бизнеса.

ССТ: Все равно не очень понятно, как некая группа предприятий выпадает из поля зрения — вашего и Ростехнадзора, который постоянно мониторит ситуацию с теми же подъемными кранами…

В. К.: Во-первых, у Ростехнадзора постепенно урезаются полномочия по контролю. Ряд объектов из-под его надзора выводятся. Например, за лифтами и АЗС они не надзирают. Во-вторых, как я уже сказал, невозможно уследить за постоянной передачей тех же кранов «дочкам» — просто невозможно отследить.

ССТ: Как исправить ситуацию, чтобы не было таких казусов, как в Кизляре?

В. К.: Первое — усилить надзор. Второе — доработать регламент Ростехнадзора по расследованию всех этих происшествий, хотя бы для случаев, когда картина происшествия ясна. Более того, опыт показывает, что можно и нужно адекватно реагировать на такие ситуации и вне регламента. Например, участие представителя НССО в расследовании аварий на незастрахованных объектах пока так и отрегулировано, но мы активно работаем с Ростехнадзором при таких авариях — и всегда находим должное взаимопонимание. И, конечно, было бы полезно ужесточить ответственность владельцев ОПО за непостановку опасных объектов на учет и несоблюдение требований закона в части обязательного страхования.

В марте в Кизляре произошла трагедия на автомобильной газовой заправочной станции: при переливе топлива загорелся бензовоз, огонь перекинулся на другие бензовозы и емкости с топливом. В результате пожара и взрыва около 10 человек госпитализировано с 1–2 степенями ожогов. Еще более 30 человек обратились в медпункт с небольшими травмами. Почти 60 домовладений повреждено, из них 2 — не подлежат восстановлению, около 10 — серьезно повреждены. Мы оцениваем ущерб примерно в 18–20 млн рублей. Эта АГЗС действует уже порядка 18 лет, жители на нее жаловались, так как там ведутся работы без соблюдения противопожарных норм. Владелец изначально не поставил ее на учет и не застраховал — якобы не знал, что это ОПО. Теперь, когда мы спрашиваем инспекторов, почему не осуществляется расследование аварии, нам говорят: наша комиссия начинает расследование только после получения от владельца оперативной информации о том, что произошла авария. А владелец ничего никому не сообщил. Для расследования нет оснований. МЧС пытается возбудить уголовное дело по своей части. Но это дело долгое, на год или на два. А пока у потерпевших на руках нет ничего, с чем они могли бы обратиться за возмещением. НССО заплатит сразу же, как только придет документ от любого из органов, указанного в законе — МЧС или Ростехнадзор. Но пока документа нет, мы ничего сделать не можем. К нам уже даже пришел запрос от уполномоченного по правам человека в Дагестане — они пытаются разобраться, почему потерпевшие не могут получить свои выплаты. Но пока ничего сделать нельзя. И с владельца взять нечего: все, чем он зарабатывал на жизнь, сгорело.

 

 



ЖУРНАЛ №5, ОКТЯБРЬ 2016
РЕЗУЛЬТАТ ДАЕТ ДИАЛОГ
Аксаков Анатолий
СТРАХОВАЯ КУЛЬТУРА ФОРМИРУЕТСЯ ПО ОБЕ...
Мамута Михаил
ВИНОВНИК ОТВЕЧАЕТ. ПОЧУВСТВУЙТЕ РАЗНИЦУ!
Юрьев Андрей
Формальная консолидация рынка состоялась
Юргенс Игорь
РУКА ОБ РУКУ
Ферапонтов Алексей
Отправная точка
Мелёхин Дмитрий
Без страхования мы никуда
Озеров Виктор
Страхование промышленных рисков
Газизов Александр
Больше чем страховщик
Кривошеев Виктор
Государство — не «дойная корова»
Сосунов Игорь
СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ
Возмещение НДС при урегулировании страховых...
Сапожникова Елена
Передовая телематика
Рудаш Дмитрий
95 лет Росгосстраха
Аутсорсинг профессионализма
Бугаев Юрий
ЗАГРАНИЦА НАМ ПОМОЖЕТ
Артамонов Александр
ЗДОРОВЬЕ БЕЗ ГРАНИЦ
Андреев Алексей
Никто кроме нас
Суворова Ольга
ALLIANZ готовит к запуску hr-портал...
КТО ОТВЕТИТ ЗА ПОЖАР?
Кондратюк Полина
ПЕРЕВОЗКА БЕЗ РИСКА
Иосифов Андрей
Страхование ответственности
Павелко Алексей
Мошенник не пройдет
Айгинин Данияр
Опломбировано
Крылов Виктор
Лицом к лицу
Агре Наталья
АВТОРСКИЙ ТРЕНИНГ: ПРОДАЖИ БЕЗ ОБМАНА

Уважаемые читатели!

С 1 апреля  стоимость абонентской платы  за пользование программой Экспресс –аналитика страхового рынка составляет 1000 руб. в месяц. Для оплаты услуги войдите в личный кабинет или зарегистрируйтесь:

Внимание!

Подписчики печатной версии журнала могут пользоваться программой бесплатно в течении всего срока подписки.

Реклама партёров