Вход | Регистрация
Регистрация | Забыли пароль?

ПРАВДА – ПОСЕРЕДИНЕ

Судья судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации Сергей Романовский искренне считает, что для оздоровления страховых взаимоотношений нужно и потребителя «растормошить»

Современные страховые технологии: Страховщик освобождается от страховой выплаты, если доказано, что действия страхователя или выгодоприобретателя были направлены на наступление страхового случая. Если документ, подтверждающий характер таких действий, требуется согласно правилам страхования, но не предоставлен, может ли суд посчитать, что страховой случай не наступил?

Сергей Романовский
Судья судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ

Сергей Романовский: В идеале было бы очень хорошо, если бы страхователь приносил документы, что он не совершал действий, направленных на наступление страхового случая. Но проблема в том, что таких документов никто не выдает! Можно получить документ о признании вины, а добросовестность поведения участника гражданского оборота презюмируется — это общее правило. Когда страховые компании перечисляют в правилах необходимые для страховой выплаты документы, следует это понимать и учитывать. А недобросовестное поведение страхователя следует доказывать страховщику. Страстное желание любого лица, принимающего решение, в том числе о страховой выплате, получить документ, который обезопасит его и устранит необходимость что-то самому решать. Страховые компании хотят себя обложить со всех сторон всевозможными документами, которые должны принести выгодоприобретатели, а сами страховщики мало что делают для доказывания наличия злоупотреблений у претендента на получение страховой выплаты.

ССТ: А у страховщиков нет полномочий. Как же они будут проводить расследование?

С. Р.: Во всем мире в страховых компаниях существуют службы безопасности. Вопрос в том, есть ли они у наших страховщиков и чем они занимаются. На уровне Верховного Суда России мы видим огромное количество страховых дел, но в моей практике, да и в практике моих коллег, ни разу не сталкивались с тем, чтобы страховщики предоставляли документы собственного расследования страхового случая и доказательства злого умысла выгодоприобретателей.

Одним словом, не все документы можно принести. Документ о невиновности получить сложно или невозможно. Так, например, причина пожара устанавливается почти всегда. Но вот виновника пожара установить крайне затруднительно. И никакие следственные органы не дадут справки о том, что страхователь в возникновении пожара не виноват.

ССТ: Если документ есть, но по какимто причинам его страховщику не предоставили. Может ли страховщик быть освобожден от страховой выплаты на этом основании?

С. Р.: Если документ существует, а выгодоприобретатель его не представил страховой компании, что явилось препятствием для определения наличия страхового случая или размера возмещения, тогда в выплате может быть отказано.

Если же документ, перечисленный в правилах страхования не может быть представлен по объективным причинам, нужно не формализмом заниматься, а сделать анализ представленных сведений. На это следует обратить внимание, потому что суды при разрешении страховых споров учитывают всю совокупность доказательств, позволяющую разрешить вопросы относительно наличия страхового случая и размера возмещения. Если есть основания страховой компании утверждать о недобросовестности потерпевшего, именно страховщик обязан предоставить доказательную базу своим утверждениям. Проводите расследование, приносите доказательства. Суд обязан принять от всех участников спора представленные доказательства и дать им оценку.

ССТ: Виновник убытка должен отвечать за содеянное? Он должен быть наказан рублем? С какого момента страховая компания имеет право на суброгацию? Как определить, где можно применить регресс, а где суброгацию?

С. Р.: Да, виновник должен отвечать за свои действия, причем должен нести имущественную ответственность. Суброгация и регресс — разные понятия, которые часто путают. Статья 965 ГК РФ предусматривает возможность взыскать с виновника сумму возмещении в порядке суброгации. Она описывает механизм суброгации.

Суброгация предполагает, что изменяется субъектный состав правоотношения: страховая компания становится на место того лица, которому она оплатила возмещение. Следовательно, по суброгационным правилам сроки исковой давности начинают течь с момента, когда у лица возник убыток. Другими словами, с момента, когда произошел страховой случай.

Но по страховым делам применяются и регрессные требования: страховщик имеет право предъявить иск причинителю вреда с того момента, когда он сам выплатил страховое возмещение.

Определять, когда применяется суброгация, а когда регресс, нужно строго по закону, регулирующему данную область страховых взаимоотношений. Как правило, по имущественному страхованию подлежит применению статья 965 ГК, то есть используется суброгационный механизм взыскания выплаченного страховщиком страхового возмещения. Если, например, в Законе об ОСАГО предусмотрено взыскание страхового возмещения в порядке регресса, то применяются требования статьи 1081 Гражданского кодекса.

Страховые компании очень
внимательно следят за той
судебной практикой, которую
формирует Верховный Суд. Это не
только постановления Пленума,
но и наша повседневная судебная
практика. Страховое сообщество
очень быстро реагирует на
формируемые правовые позиции.
Мы видим, как меняются договоры
и правила страхования, становится
меньше проблем у судей, наступает
правовая определенность. Наша
позиция и позиция страховых 
компаний начинают совпадать.

ССТ: Не возникает ли путаницы на практике?

С. Р.: Путаница, конечно, возникает. Проблема суброгации для страховых компаний состоит в том, что урегулирование страхового случая может длиться годами. Срок подачи документов по суброгации исчисляется с даты страхового случая. Прежде чем заявить о компенсации убытков в порядке суброгации, страховщик должен рассчитаться со страхователем. Есть риск, что срок подачи исковой давности к тому моменту, когда страховая компания сможет обратиться с иском, истечет. Такая проблема существует — страховщик может совершенно несправедливо потерять возможность взыскать с виновника компенсацию.

Если страховое сообщество действительно обеспокоено проблемой суброгации и видит в этом механизме ущемление своих возможностей, то страховщики должны активно поднимать вопрос о внесении соответствующих изменений в законодательство. Верховный Суд может толковать закон, но он не может его изменить. Страховщики должны на уровне ВСС проработать этот вопрос и предложить необходимые изменения. Поскольку вопросы справедливости и ответственности поставлены совершенно правильно, думаю, что законодатель поддержит инициативу страховщиков.

ССТ: С какого момента взыскивается со страховщика неустойка? С момента вынесения судом решения или с момента исполнения решения суда?

С. Р.: Вопрос поставлен неправильно. При возникновении страхового случая дается срок на подачу документов, срок на рассмотрение страховой компанией этих документов и принятие решения о том, был ли страховой случай и в каком размере выплатить возмещение. Во всех абсолютно страховых взаимоотношениях есть сроки рассмотрения документов и сроки для выплаты. Неустойка начинает начисляться на страховую компанию, если определенные договором или законом сроки выплаты были нарушены. То есть не с момента решения суда, установившего нарушение сроков выплаты возмещения, а с момента, когда надлежало выплатить возмещение, но этого незаконно не было сделано.

Если страхователь по собственной вине не получает возмещение, например, несвоевременно предоставляет реквизиты своего банковского счета или не приходит в кассу страховщика за получением денежных средств, то суд может признать такое поведение недобросовестным и отказать во взыскании неустойки. В этом случае страховщик должен доказать, что несвоевременность получения возмещения выгодоприобретателем связана с недобросовестностью последнего. Страховая компания должна доказать, что сделала все возможное, чтобы известить получателя выплаты о своих намерениях произвести страховую выплату. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, разъясняющем вопросы применения Закона об ОСАГО, указано, что в случае злоупотребления правами со стороны кредитора его права защите не подлежат. Но, еще раз подчеркну, доказывать такое поведение потребителя должна страховая компания. Мы нередко видим, что суды учитывают в своих решениях эти искусственные задержки со стороны страхователя.

ССТ: Статистика показывает, что количество исков по страхованию, особенно по ОСАГО, за 2017 год снизилось, но, тем не менее, остается значительным. Большое влияние на число исков оказывают профессиональные «автоюристы». Что, по Вашему мнению, нужно предпринять, чтобы снизить количество таких споров?

С. Р.: Правда — посередине. На самом деле, имеют место невыплаты или занижение выплаты возмещения со стороны страховщиков. И автоюрист по таким делам —положительный герой. С другой стороны, есть мошенники, к которым можно отнести тех, кто создает видимость страхового случая или по сговору с автоэкспертами искусственно увеличивает размер убытков. Бороться с ними могут и должны службы безопасности страховщиков. Тут интересная ситуация. Если в суде вдруг оказываются два заключения экспертов с большой разницей в суммах, суды во всех случаях предлагают назначить судебную экспертизу, доверие к которой больше. Но очень часто, особенно в регионах, страховщики от такой возможности отказываются. Вопрос — почему? То ли они заведомо уверены в своей неправоте, то ли экономят деньги, то ли имеет место пассивное, наплевательское отношение к разбирательству спора. А в судебном споре надо проявлять инициативу, если хочешь доказать свою правоту.

Мы часто видим, когда страховщики просто не возражают против позиции истца. Иногда приходится сталкиваться и с фактами, когда имеет место сговор между сотрудниками страховых компаний и автоавантюристами.

ССТ: Все проблемы ОСАГО начались после принятия Пленумом решения о распространении на ОСАГО закона о защите прав потребителей. ОСАГО все время реформируется, огромное количество исков, мошенничество не нравится ни клиентам, ни страховщикам, ни государству. Можно ли отменить то решение и вернуть все, как было до 2012 года?

С. Р.: Концепция закона о защите прав потребителей, который был принят еще в начале 1990-х годов, направлена на то, чтобы растормошить потребителя. Мы должны научить его чувствовать себя полноправным участником сделки, договора, научиться защищать свои права. И это в полной мере относится к страховым услугам.

Реальные дела показывают, что страховые компании страдают только в одном случае — когда они некачественно оказывают страховые услуги или занимают пассивную позицию в споре.



ЖУРНАЛ № №4, АВГУСТ 2018
ГЛАВЕНСТВО ЗАКОНА
Лебедев Вячеслав
АКТУАЛЬНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ СТРАХОВЫХ СПОРОВ
Момотов Виктор
РЕЙТИНГ РЕГИОНОВ: СУДЕБНОЕ ВЗЫСКАНИЕ СТРАХОВОГО...
РЕЙТИНГ РЕГИОНОВ: СУДЕБНОЕ ВЗЫСКАНИЕ ПО...
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ОСАГО: БАЛАНС...
Уфимцев Евгений
ДОГОВОРИТЬСЯ НА БЕРЕГУ
Кутыев Олег
ЗАСЛОН ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯМ
Масагутов Булат
ОСАГО ПОД СУД!
Юрова Татьяна
СУД УЧИТЫВАЕТ ВСЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА
Кисляк Владимир
ОМБУДСМЕН: ЗАЛОГ ДОВЕРИЯ К ФИНАНСОВОМУ...
Мамута Михаил
РЕЙТИНГ РЕГИОНОВ: СПОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С...
СУДЫ И СТРАХОВЩИКИ: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ...
Чуб Алексей
РЕЙТИНГ РЕГИОНОВ: ВЗЫСКАНИЕ НЕОСНОВАТЕЛЬНОГО ОБОГОЩЕНИЯ
СТРАХОВЩИКУ ПЛАТИТЬ?
Ветошкина Татьяна
ОБОЮДНАЯ ЗАЩИТА
Абайдуллин Артем
ОСАГО: ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
Комарова Татьяна
А БЫЛ ЛИ СЛУЧАЙ?
Свинцова Кира
СУДОПРОИЗВОДСТВО СТАНОВИТСЯ ПРОЗРАЧНЫМ
Любавин Алексей
РЕАЛЬНОСТЬ XBRL
Короп Станислав
ИТОГИ INSURTECH 2017
WIN-WIN
Извеков Дмитрий
МАКСИМАЛЬНАЯ СКОРОСТЬ ПРИ АДЕКВАТНЫХ РИСКАХ
Белоус Герман
СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНОЕ СТРАХОВАНИЕ
Озар Станислав
АВТОРСКИЙ ТРЕНИНГ: ПРОДАЖИ БЕЗ ОБМАНА

Уважаемые читатели!

С 1 апреля  стоимость абонентской платы  за пользование программой Экспресс –аналитика страхового рынка составляет 1000 руб. в месяц. Для оплаты услуги войдите в личный кабинет или зарегистрируйтесь:

Внимание!

Подписчики печатной версии журнала могут пользоваться программой бесплатно в течении всего срока подписки.

Реклама партёров