РАСТИМ КУЛЬТУРУ СТРАХОВАНИЯ

Программа страхования жилья в Москве была успешна именно благодаря участию города, и повторить этот опыт в регионах пока не удается. Серьезным драйвером для развития этого вида страхования сегодня может быть только ипотека. Из ипотечных клиентов страховщики могут вырастить ответственных страхователей имущества, недвижимости и ответственности, надеется руководитель центра развития продуктов блока развития бизнеса ВСК Юлия Шимова.

Современные страховые технологии: Как Вы оцениваете опыт работы вашей компании по страхованию жилья в Москве?

Юлия Шимова
Руководитель центра развития продуктов блока развития бизнеса ВСК

Юлия Шимова: Мы участвовали в московской программе с самого ее начала и считаем, что она была очень полезной для жителей города и успешно развивалась. Поддержка властей Москвы давала программе дополнительную стабильность и гарантию того, что граждане получат помощь в тяжелой жизненной ситуации, если их жилье пострадает. Правила страхования были едиными для всех страховых компаний, принимавших участие в программе. Также были стандартизированы условия выплат, а участие города обеспечивало контроль за своевременностью и корректностью выплат, а также отказами в выплате.

ССТ: Сколько полисов по городской программе было оформлено в ВСК в 2020 году?

Ю. Ш.: Условиями конкурса, который проводил город, было предусмотрено, что каждый страховщик может претендовать на обслуживание не более двух округов.

ВСК обслуживала ЮЗАО и СЗАО. В двух округах было оформлено почти 200 тыс. договоров.

По данным нашего анализа, стабильно такой программой пользовались 22 % граждан. Это те, кто платил регулярно в ЕПД. Половина жителей каждого округа хоть раз, но оплатили участие в программе. Нашими клиентами являлись люди самых разных возрастов: и пенсионеры, и люди среднего возраста, и молодежь.

ССТ: Были ли в вашей практике случаи, когда люди добровольно расширяли страховую программу, предложенную городом?

Ю. Ш.: Да, конечно. Многие граждане Москвы — как минимум 1000 на каждый административный округ — обращались за заключением договора страхования своего имущества. В основном расширяли свои программы люди более старшего возраста, которые имели возможность зайти в наш офис в рабочее время, обсудить все условия программы и оформить ее на полный год.   Возможно, были и те, кто заключали договоры через агентов или на нашем сайте.

ССТ: Много ли было обращений за выплатами по городской программе за последний год?

Ю. Ш.: Выплаты росли каждый год. Это было связано с тем, что городской центр страхования ежегодно проводил ревизию страховых случаев, по которым было отказано в выплате. Смотрели практику, изучали причины отказов и корректировали соответствующим образом страховые программы. При проведении очередного конкурса город расширял объем покрытия на те случаи, по которым чаще всего происходили отказы в выплате либо были осознаны какие-то новые актуальные риски. Страховщики перерабатывали правила под каждый новый конкурс.

Даже по сравнению с нашими классическими правилами городская программа была гораздо шире и комфортнее для клиентов. Например, у города гораздо шире трактовка аварий инженерных систем.

Допустим, покрываются гибкие подводки, что есть не во всех стандартных программах, но в городскую программу это было включено.

ССТ: Как работал механизм софинансирования?

Ю. Ш.: По московской программе софинансировались именно страховые выплаты, при этом доля города каждый год сокращалось. В 2020 году она составляла 15 % по платежам ЕПД и 5 % по годовым программам. Но это небольшая финансовая составляющая была важна потому, что город помогал доносить важность страховых программ для населения. Изначально доля города была достаточно велика, более 50 %. Но по мере того, как стали понятны убыточность программы, ее базовая компоновка, у города появилась возможность снизить свою долю, но сохранить направляющую и руководящую роль. Для жителей это очень важно!

Очень часто гражданин, физическое лицо, чувствует себя слабой стороной, незащищенным в каких-то сложных или трагических ситуациях. А тут есть город, который встанет на сторону жителя, и ему, по понятному всем алгоритму, выплатят компенсацию за потерянное имущество.

ССТ: Сейчас, когда город отказался от этой программы, поступают ли к вам обращения от жителей, которые хотят ее продолжить?

Ю. Ш.: Это страхование, прежде всего, было очень удобно организовано. Можно было заплатить через единый платежный документ (ЕПД). Наши граждане не привыкли думать о страховании каждую минуту, поэтому, скорее всего, они про продление или заключение договора страхования забудут. А система оплаты страховых взносов через ЕПД каждый раз напоминала о необходимости застраховаться, с одной стороны, и предоставляла право выбора — с другой. Было удобно, но без принуждения.

Сейчас нет самого важного — понимания, что программа страхования не зависит от той или иной страховой компании.

Каждая страховая компания предлагает свои условия. Людям может быть сложно выбрать, так как сравнивать разные программы они пока не умеют. Мы попытались сохранить программу для жителей Москвы и предложили возможность оплачивать взносы на сайте. Но обращений стало существенно меньше. Хотя в контакт-центр поступает множество звонков с вопросами, каким образом можно продолжить страхование. Но сам факт отказа города от страховой программы уже послужил неким подрывом доверия к ней: если город считает, что страховаться не нужно, то, наверно, я как собственник жилья смогу получить помощь другим образом? К сожалению, это иллюзия.

Нашим собственникам жилья никто не рассказал, что если они приватизировали жилье или купили его, то отвечают за свою собственность убрать сами. Все с советских времен рассчитывают на помощь государства. Но если владелец жилья виноват в пожаре или заливе, то все пострадавшие соседи, а также управляющая компания претензии по материальному ущербу предъявят виновнику.

ССТ: Какой опыт есть у вас в других регионах?

Ю. Ш.: В области муниципального страхования у нас очень хороший опыт работы с Подмосковьем. Мы работаем в Пушкино, имеем возможность продавать муниципальное страхование через включение в платежный документ.

Также был опыт работы в Краснодаре, но там система реализации региональной страховой программы была несколько иная, чем в Москве. Без включения в платежные документы взносов за страхование проникновение было очень низким.

Жителям была крайне неудобно платить, поэтому мы вообще вышли из нее.

К сожалению, таких больших программ, как была реализована в Москве, больше ни в одном регионе нет. Но во многих регионах у нас есть локальные страховые программы. Мы работаем с ТСЖ, с управляющими компаниями. Но на уровне региона аналогов нет.

ССТ: Если страхование жилья в регионах развивается с таким трудом, может быть, оно вообще не нужно, и достаточно той помощи, которую оказывает при потере жилья государство?

Ю. Ш.: Граждане не страхуют жилье потому, что частота пожаров или заливов не так высока. Кто-то прожил жизнь, а у него ни разу ничего не происходило, вот и нет понимания, что это делать нужно.

Нашим собственникам жилья никто не рассказал, что если они приватизировали жилье или купили его, то отвечают за свою собственность сами. Все с советских времен рассчитывают на помощь государства.

Но если владелец жилья виноват в пожаре или заливе, то все пострадавшие соседи, а также управляющая компания претензии по материальному ущербу предъявят виновнику. И судом с него будет взыскана сумма нанесенного ущерба.

Когда мы были в Хабаровске, в местной администрации нам жаловались на странную мотивацию жителей. Ожидают наступления воды, рядом с десятиэтажным домом строится дамба. Людям говорят: «Пока вода не пришла, страхуйте имущество!» Но жители отвечали: «Зачем тратить деньги? У нас есть закон, нам все прекрасно возместит государство, если вода повредит наше имущество». Это отличный пример того, что сейчас у граждан нет никакой мотивации самостоятельно страховаться.

ССТ: А есть ли заинтересованность у региональных властей развивать страхование жилья?

Ю. Ш.: Мы, вместе со всем страховым сообществом, пытаемся замотивировать региональные власти разрабатывать и внедрять программы страхования жилья.

Но на нас смотрят исключительно, как

на коммерсантов, которые наживаются на гражданах. Информация со стороны страховщиков к гражданам, к сожалению, воспринимается негативно, как некое вымогательство: нам не верят и нас не слушают. Роль региона именно в том, чтобы поддержать идею страхования жилья. Когда власть, которую мы выбрали, нас просвещает и о нас заботится, предлагая страховые программы и надежные страховые компании, эффект достигается совершенно иной.

ССТ: Но какая мотивация разрабатывать страховые программы может быть у региона? Ведь основные средства на компенсацию ущерба поступают из федерального бюджета…

Ю. Ш.: Если нет мотивации в виде KPI губернатора, то мы стараемся акцентировать внимание на том, что такая программа — это реальная социальная поддержка граждан, дополнительная возможность по низкой, за счет масштаба, цене защитить свое жилье на случай гибели. Механизм страхования в данном случае существенно упрощает все процедуры организации выплат.  Местная администрация, согласовывая страховую программу, как бы формулирует техническое задание страховщикам и контролирует его исполнение.

Показать, что власть заботится о гражданах, обеспечить четкую, понятную и прозрачную процедуру выплаты компенсаций — это настоящее большое достижение в социальной сфере. Этим власть  на местах реально сможет гордиться!

ССТ: А эти аргументы местные власти слышат?

Ю. Ш.: Да, слышат! Несмотря на то, что региональные программы пока еще не приняты ни в одном субъекте. В ряде субъектов уже созданы рабочие группы, идет очень активный диалог по разработке программ.

Но тут важны два фактора. Страховщики, Банк России и Минфин подогревали интерес к региональным программам в 2019 году и казалось, что в 2020 году региональные программы заработают. Но пандемия спутала все планы. Приоритеты местных руководителей переключились на другие задачи — нужно было спасать людей от коронавируса. Так что в переговорном процессе мы еще не вышли на уровень 2019 года.

Мне кажется, что через ипотечное страхование мы растим в наших клиентах культуру страхования жилья. В один год клиент захотел застраховать отделку квартиры, в другой — расширил программу на страхование гражданской ответственности. Это не мои фантазии, а реальные обращения клиентов.

ССТ: Что сдерживает развитие региональных страховых программ?

СТРАХОВЫЕ СЛУЧАИ

Ю. Ш.: Методические рекомендации, которые разработал Минфин, вызывают у региональных властей очень много вопросов. В частности, есть запрет Минстроя на включение в единый платежный документ дополнительных строчек. С другой стороны, записано, что местные власти имеют право утверждать региональную программу и включать строчку об оплате страхового взноса в ЕПД.  Регионы опасаются брать ответственность на себя. Нужны разъяснения и Минфина, и Минстроя. Причем страховщики обращаться за такими разъяснениями не могут, так как не являются стороной отношений — запрос должны направлять сами регионы. Время на ответы не быстрое.

А таких вопросов не один. По каждому нужно писать запросы.

Например, еще вопрос, как правильно проводить аккредитацию страховых компаний, ведь программа для всех стандартная.

На основании чего аккредитацию проводить? Это конкурс или не конкурс? Какими должны быть критерии отбора? Как не нарушить антимонопольное законодательство? Все эти вопросы также были направлены в Минфин.

Еще никто из регионов не прошел эту трассу бега с препятствиями до конца, хотя некоторые уже подходят к финалу. Но запуск программ на горизонте 2021 года еще нигде не ожидается. Регионы ждут первого, кто соберет все кусочки пазла и сможет запустить программу, не нарушив нормативных документов.

ССТ: Сейчас очень активно развивается ипотека. Может ли она стать отправной точкой для нового витка развития страхование жилья?

Ю. Ш.: Действительно, ипотека сегодня может служить драйвером для страхования жилья, так как при ипотечном кредитовании требуется страхование предмета залога. И сейчас это самый большой канал страхования жилья.

В прошлом году объем выдачи ипотеки показал прирост на 80 % к 2019 году. Хотя, казалось бы, в период пандемии коронавируса люди не понимали, что будет происходить дальше, тем не менее — они брали кредит на покупку жилья. Так как в этом случае мы имеем минимум 15 лет, чтобы общаться с клиентами и заботиться о них, мы пытаемся им рассказывать о расширенном страховании.  Ведь само  по себе страхование ипотечной квартиры — это страхование голых стен. Мне кажется, что через ипотечное страхование мы растим в наших клиентах культуру страхования жилья. В один год клиент захотел застраховать отделку квартиры, в другой — расширил программу на страхование гражданской ответственности.

Это не мои фантазии, а реальные обращения клиентов, которые к нам приходят ежедневно. Да и новостройки не всегда достаточно качественны, так что частота страховых случаев в них растет, и это также служит фактором, подталкивающим спрос на страхование жилья и домашнего имущества.



ЖУРНАЛ №2, АПРЕЛЬ 2021
СТРАХОВАНИЕ, КОТОРОЕ МЫ ПОТЕРЯЛИ 
Галагуза Николай
ЧТО МЕШАЕТ «ВМЕНИТЬ» СТРАХОВАНИЕ ЖИЛЬЯ ОТ ЧС?
Пресс-служба Министерства финансов Российской Федерации
КАК СОХРАНИТЬ ЖИЗНИ? 
Мешалкин Евгений
ЗАКОН ДОЛЖЕН «ВЗЛЕТЕТЬ» 
Порватов Михаил
НАДЕЖНАЯ ЗАЩИТА ОТ ПОТРЯСЕНИЙ 
Осипов Александр
КАК НЕ ПРЯТАТЬСЯ ЗА «БУМАЖКУ»? 
Кастюкевич Игорь
ТРИ НАГРАДЫ ЗА ИДЕИ 
Руденко Дмитрий
ИПОТЕКА КАК ТОЧКА РОСТА СТРАХОВАНИЯ
Скороходов Сергей
ЗАЧЕМ РЕГИОНАМ СТРАХОВКА ОТ ЧС?
Аксаков Анатолий
ПЕРЕСТРАХОВАНИЕ ДЛЯ ПРОГРАММЫ СТРАХОВАНИЯ ЖИЛЬЯ
Лифанова Елена
КАК НЕ ДЕМОТИВИРОВАТЬ СТРАХОВЩИКА
Гусар Светлана
БИТВА ИНТЕЛЛЕКТОВ
Кулагин Антон
КАК ПОДКЛЮЧИТЬ ЧАСТНЫХ СЫЩИКОВ К БОРЬБЕ С МОШЕННИКАМИ?
Выборный Анатолий
РАКОВИНЫ НЕ ГОРЯТ
Ефремов Сергей
СТРАХОВАНИЕ И «РОБИН ГУДЫ»
Парамонов Владислав
ПОСЛЕДНЯЯ ИНСТАНЦИЯ
Антимонова Снежана
КАК ЛОВИТЬ СТРАХОВЫХ МОШЕННИКОВ?
Алексеев Виктор
КТО ЗАСТРАХУЕТ СТОЛИЧНУЮ НЕДВИЖИМОСТЬ?
Литвина Евгения
СТРАХОВАНИЕ ИМУЩЕСТВА ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ: ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ 
Дёмин Юрий
«ГДЕ НЕ СТУПАЛА НОГА ИНТЕРНЕТА»
Васюкова Людмила
АВТОРСКИЙ ТРЕНИНГ: ПРОДАЖИ БЕЗ ОБМАНА

Уважаемые читатели!

С 1 апреля  стоимость абонентской платы  за пользование программой Экспресс –аналитика страхового рынка составляет 1000 руб. в месяц. Для оплаты услуги войдите в личный кабинет или зарегистрируйтесь:

Внимание!

Подписчики печатной версии журнала могут пользоваться программой бесплатно в течении всего срока подписки.

Реклама партёров