• 3 сентября, 2020
  • 108

ОБЛОЖЕНИЕ ИЛИ СТРАХОВАНИЕ? Часть 2

Разуваев Алексей

Инициатор создания Национального музея российского страхования

Страхование пережило забвение сразу после революции 1917 года, трансформацию из страхового продукта в косвенный налог в 1920-х годах, и уже именно в этом качестве развивалось вплоть до Великой Отечественной войны.

КЛАССОВАЯ БОРЬБА

В период 1920 г. — 1930-е гг. годы работа по вовлечению населения в окладное страхование проводилась очень активно, но результаты в разных регионах РСФСР, а после 1922 года уже в союзных республиках, сильно отличались. В 1928 году Госстрах сумел выйти на объемы собираемых платежей более 100 млн рублей, а к 1930 году по статистике охватил обязательным окладным страхованием 96,7 % всех учтенных сельских дворов и 80 % поголовья крупного рогатого скота. Наиболее высокие показатели были в Украине, Белоруссии, Тверской, Брянской, Калужской областях, а также в ряде областей Урала и Сибири.

Обязательное окладное страхование имущества не возмещало реальной стоимости ущерба: до 1940 года страховое возмещение не превышало 30–40 % оценочной стоимости строения по окладному тарифу. Но оно давало определенную компенсацию и вселяло надежду на помощь со стороны государства в принципе.

Не обошла стороной страхование и провозглашенная государством классовая борьба на селе в 1930-х годах. Еще до раскулачивания была введена прогрессивная система ставок, которая позволяла взыскивать большие страховые взносы с более богатых хозяйств, создавая тем самым льготную тарифную сетку для бедноты. 8 марта 1933 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло Постановление «Об извращениях в работе по страхованию сельхозимущества, скота и посевов».

Под извращениями понималось отсутствие классовой бдительности у страховых работников на местах, составление ими фиктивных актов, мошенничество и прямое вредительство. Причиной назвали случаи сокрытия страховщиками массовых самоподжогов строений в период раскулачивания и коллективизации. Конечно, полетели головы…

После зачистки все убытки стали рассматриваться специальными страховыми комиссиями с участием представителей местных органов власти, финорганов и МВД. Убыточность резко пошла на спад — пострадавшие просто боялись обращаться за законными возмещениями, чтобы избежать обвинения в самоподжоге или мошенничестве. Обязательное окладное страхование все больше превращалось в обычный налог. В начале 1930-х годов страхованием в стране руководил уже не Госстрах, а непосредственно Наркомфин и его подразделения на местах.

Читать статью в pdf формате

Похожие статьи

ПО КОМ ЗВОНИТ НАШ СТРАХОВОЙ КОЛОКОЛ

Если бы печальный колокол был не только в Ллойде, но и у российских страховщиков, то в апреле 2021 года мы точно…

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ

В память о Юрии Степановиче мы публикуем отрывок из его интервью, вошедшего в книгу «Легенды российского страхования», изданную к 30-летию современного…

«К ИСТОКАМ СТРАХОВОЙ КУЛЬТУРЫ»

Термин «страховая культура» появился в середине 70-х годов прошлого века. Советские ученые-экономисты из НИФИ1 активно занимались поиском доказательств преимущества социалистической страховой…