• 7 июля, 2023
  • 85

ДСЖ НЕ ТОРОПИТСЯ

Дубровин Виктор

Вице-президент ВСС

ДСЖ НЕ ТОРОПИТСЯ

Вице-президент ВСС Виктор Дубровин с осторожностью оценивает шансы на скорое появление долевого страхования жизни на рынке, да и привычное инвестиционное страхование при действующих ограничениях представляется ему привлекательным для клиента. Какие еще шаги необходимо предпринять для развития страхования жизни, он рассказал в своем интервью.

ССТ: Одним из важнейших направле­ний развития страхового рынка называ­ют страхование жизни. Какие действия потребуются для достижения требуемой динамики?

Виктор Дубровин: Вопрос развития дол­госрочного страхования жизни комплекс­ный, затрагивает и страховые продукты, и налоговое стимулирование, и регулирова­ние, да и вообще многие аспекты адресуют нас к макроэкономике. Если не уходить в глобальные процессы, то, в целом есть до­статочно четкое понимание, что и как необ­ходимо совершенствовать. Важно отметить, что очень много было сделано, и рынок вырос более чем в десять раз количественно и качественно: широкая линейка продук­тов, удобная и простая дистрибуция — сай­ты, мобильные приложения, маркетплейсы, страховые продукты в приложениях бан­ков, агенты с планшетами, договор можно заключить за считанные минуты, урегули­ровать онлайн и т. п. Но очевидно, что весь потенциал не реализован, а также то, что страхование жизни — комплексный вид страхования (защитный, инвестиционный, пенсионный, социальный), требующий сложного регулирования. Нельзя использо­вать одинаковые требования к пенсионно­му и инвестиционному продукту.

Есть несколько шагов, без которых не обойтись. Первый из них — чтобы раз­вивать страхование жизни, надо постоянно настраивать и оценивать эффективность регулирования. К сожалению, мы пока не пришли к тому, что страхование жиз­ни — это очень широкая и разнообразная линейка страховых продуктов. Текущее регулирование характеризуется высокой ча­стотностью серьезных изменений, которые затрагивают и продукты, и продажи, и уси­ление финансовой устойчивости, и опера­ционные процессы, что создает нагрузку на ресурсы и ограничивает долгосрочное планирование. Это, в свою очередь, являет­ся критичным фактором, когда мы ставим задачу о развитии страховых договоров со сроком более пяти лет.

Есть несколько шагов, без которых не обойтись. Первый из них – чтобы развивать страхование жизни, надо постоянно настраивать и оценивать эффективность регулирования. К сожалению, мы пока не пришли к тому, что страхование жизни — это очень широкая и разнообразная линейка страховых продуктов.

Помимо указанных направлений регули­рования, появляются и новые. Например, законопроект, устанавливающий возмож­ность заключать договоры страхования жизни только с квалифицированными инвесторами или по результатам серьез­ного тестирования. Такой подход создаст уникальный прецедент, когда параметры страхового продукта устанавливает регуля­тор (в данный момент эти требования уже исключают какие-либо риски для страхо­вателя), процесс продажи максимально регламентируется, раскрытие информации на самом высоком уровне и одновремен­но потенциальный клиент должен быть квалифицированным инвестором или пройти специальное тестирование. Таких комплексных требований нет ни у каких финансовых продуктов, и вряд ли это способствует и помогает развитию. С одной стороны, потребителю проще уйти в более простой финансовый продукт, например, депозит или купить облигацию, а с другой стороны, у страховщиков меньше возмож­ности для конкуренции — основные пара­метры продукта определены регулятором, и они одинаковы для всех.

СТРАХОВЫЕ ПРЕМИИ, млрд руб.

Важно и то, что столь избыточное регу­лирование продукта делает его не особо интересным именно в долгосрочной пер­спективе и для потребителя, и для страхов­щика. Длинные продукты требуют особой настройки, так как страховщику надо просчитать и брать больше риска. А когда возникает требование по обязательному установлению максимальных страховых выплат по одному из рисков, то возмож­ность расширить количество рисков уже сложно, особенно на длительном договоре.

Избыточное регулирование продукта делает его не особо интересным именно в долгосрочной перспективе и для потребителя, и для страховщика. Длинные продукты требуют особой настройки, так как страховщику надо просчитать и брать больше риска.

ССТ: Сможем ли мы в развитии этого сегмента страхования опереться на новый продукт — долевое страхование жизни (ДСЖ)?

В. Д.: Это шаг номер два, и правильнее говорить не только о ДСЖ, а вообще о воз­можном появлении или перезапуске новых продуктов и видов: долгосрочный уход, пенсионное страхование. Давайте пока выделим ДСЖ.

Оптимистичные разговоры о скором принятии закона о ДСЖ активно идут буквально с 2017 года, а сам вопрос о появ­лении ДСЖ возник более десяти лет назад. Конечно, хочется верить, что этот вид появится на горизонте 1–2 лет и «взлетит». Но, прежде чем говорить о стремительном росте, необходимо, чтобы была принята законодательная база и сопутствующие нормативные акты, которых тоже должно быть немало. С учетом неопределенности со сроками принятия, конечным дизай­ном ДСЖ и сопутствующими вопросами: налогового стимулирования, требованиям к квалификации потребителей и др., пока сложно точно сказать, насколько это будет массовый продукт. Пока можно лишь оценивать опыт коллег, которые реализу­ют похожие продукты и потенциальную потребительскую ценность. Этот условный анализ скорее склоняет к позитивной оцен­ке потенциала.

ВЫПЛАТЫ, млрд руб.

ССТ: Каким тогда будет следующий шаг?

В. Д.: Следующий шаг — это стимулиро­вание приобретения и развитие доверия к продуктам страхования жизни. Горизонт планирования в последние годы у потре­бителей сократился. Нам надо постепенно возвращаться к долгосрочному планирова­нию и стимулировать привычку накапли­вать и формировать диверсифицированный портфель финансовых решений. В идеале прийти к 10-летним договорам с широким набором рисков и сервисов.

К сожалению, тут проблема носит сложный характер. Мировая экономика и глобальная геополитика сейчас, скорее, работают на формирование краткосрочной поведенческой модели, но, с другой сторо­ны, все процессы цикличны и динамичны, и тренд на долгосрочность должен вер­нуться. Все заинтересованы в том, чтобы ситуация в финансовой сфере была более стабильной и прогнозируемой, и это будет стимулировать потребителей идти в более долгие инструменты, а опыт ориентирует на более консервативные и комплексные инструменты. Здесь показателен пример ИСЖ, который в условиях высокой вола­тильности позволил сохранить вложения и избежать многих рисков, связанных с гео­политикой и фондовым рынком.

ССТ: Существует ли на рынке проблема арбитража?

В. Д.: Таких проблем, по нашему мнению, несколько. Первая, достаточно старая — выравнивание страховщиков жизни с НПФ по корпоративным пенсионным програм­мам. Сейчас этот вопрос дополняется необходимостью оценить целесообраз­ность включения страховых продуктов в программу долгосрочных накоплений, разработанную Правительством России. Страховщики жизни в какой-то момент должны начать создавать конкуренцию в этом большом направлении, которое называется негосударственное пенсионное обеспечение.

Очевидно, что большее количество игроков и большее количество программ создавало бы более интересную картину всего сегмента пенсионного обеспечения. Но не менее важно развитие экономики, в том числе рост реальных доходов граж­дан. Это могло бы формировать более широкий и устойчивый интерес к накопле­нию, к долгосрочному страхованию жизни. Стабильное повышение реальных доходов сделает возможным выделять часть средств на страховую защиту и накопления. Без этого рассчитывать на какой-то значитель­ный качественный рост страхования жизни достаточно непросто.

ДОЛЯ ПРЕМИЙ 10 КРУПНЕЙШИХ СТРАХОВЩИКОВ ЖИЗНИ

ССТ: В какие сроки планируется сделать эти шаги?

В. Д.: Сейчас выстроено очень хорошее взаимодействие с нашими регуляторами. Осознание того, что страхование — важ­ный финансовый инструмент для жизни страны, сложилось не вчера. Все ключевые направления, необходимые для развития страхования жизни Банк России и Мини­стерство финансов включили в перечень своих задач. Но процесс внедрения че­го-то нового, в общем-то, небыстрый. Мы видим это на примере того же гарантирова­ния в страховании жизни: уже четыре года мы обсуждаем законопроект, он вроде бы «вот-вот» должен появится и заработать, но пока не прошел даже первое чтение.

Нам нужно сохранять всю имеющуюся сейчас линейку продуктов, включая инвестиционное страхование жизни, делать ее еще шире и идти во всех направлениях — защитное, пенсионное, накопительное инвестиционное.

ССТ: Получится ли что-то сделать до конца года?

В. Д.: Страховое сообщество ста­рается взаимодействовать со всеми участниками законотворческого процесса и, конечно, мы надеемся на оперативность. Но, объективности ради, надо отметить, что когда речь идет о достаточно сложных изменениях, то необ­ходимо соблюсти баланс интересов участ­ников, продумать «на берегу» возможные проблемы и необходимые сопутствующие механизмы — нормативные акты.

Но давайте, пока ждем, посмотрим на результаты первого квартала. Сборы демонстрируют стабильную позитив­ную динамику. Говорить, что у нас сейчас что-то плохо или что-то не получается, неправильно. И с точки зрения сборов, и с точки зрения сбалансированности портфеля, и с точки зрения выплат, — во всех направлениях рынок демонстрирует зрелость и позитивные результаты.

СТРАХОВЫЕ РЕГУЛЯТОРНЫЕ РЕЗЕРВЫ СТРАХОВЩИКОВ ЖИЗНИ, трлн руб.

С учетом сказанного и на фоне дискуссии о внедрении ДСЖ как локомотива страхо­вания жизни, мне кажется, надо не спешить концентрироваться на одном решении. Нам нужно сохранять всю имеющуюся сейчас линейку продуктов, включая инвестицион­ное страхование жизни, делать ее еще шире и идти во всех направлениях — защитное, пенсионное, накопительное инвестицион­ное. Даже если взять одно из направлений, инвестиционное, то инвестор должен иметь возможность выбирать и формировать портфель из широкой линейки финансо­вых продуктов. Черно-белый телевизор неплохо, но лучше, если есть возможность отобразить 16 миллионов цветов.

ДСЖ не является заменой инвестици­онного страхования жизни. Это новый, другой продукт, с другими возможностями и сервисами. Для кого-то удобным оста­нется инвестиционное страхование жизни, и у этого продукта есть четкая потреби­тельская ценность. Более того, долевое страхование жизни, которое предложе­но в текущем варианте, не сможет стать революционным продуктом. Текущая версия законопроекта позволяет включать в ДСЖ только ОПИФы, это определенное ограничение, которое, надеемся, по ходу жизненного цикла будет скорректировано. С учетом ограничения в активе, инвести­ционное страхование жизни может пред­ложить иную линейку ценных бумаг и их конфигурацию.

ДСЖ НЕ ТОРОПИТСЯ

Похожие статьи

ОДНА КОМАНДА

ОДНА КОМАНДА

Цифровизация упрощает и ускоряет процессы в страховании, но человеческое общение сохраняет свою важность и значимость, считает заместитель генерального директора по управлению…
ХОРОШАЯ РЕКОМЕНДАЦИЯ

ХОРОШАЯ РЕКОМЕНДАЦИЯ

Несмотря на активные процессы цифровизации в страховании, деятельность профессиональных страховых агентов остается востребованной и высоко оплачиваемой во всем мире. Вице-президент САО…
НЕИЗМЕННО ТОЛЬКО ДОВЕРИЕ

НЕИЗМЕННО ТОЛЬКО ДОВЕРИЕ

Агентская сеть — это уникальный актив Росгосстраха, ее развитие неизменно остается частью стратегии компании. Как выстроена работа по формированию и развитию…