• 21 мая, 2024
  • 23

ДОРОГАЯ ШАЛОСТЬ

Атлыгишев Абдурахман

Директор филиала в республике Дагестан ООО «СК «Согласие»

ДОРОГАЯ ШАЛОСТЬ

За действия страховых мошенников расплачиваются все жители региона, так как убыточность непосредственно влияет на стоимость полисов. К сожалению, не всегда эту проблему понимают правоохранительные органы. Директор филиала ООО «СК «Согласие» в республике Дагестан, руководитель рабочей группы ВСС по противодействию страховому мошенничеству Абдурахман Атлыгишев не понаслышке знает, как сложно выстраивать межведомственное взаимодействие.

ССТ: В Дагестане самая высокая ча­стота страховых случаев, и по уровню мошенничества республика находит­ся в топе антирейтинга. Почему так получилось?

Абдурахман Атлыгишев: Прежде все­го, это происходит из-за того, что что в регионе высокая аварийность и смерт­ность на дорогах из-за низкой культуры вождения и любви молодежи к большим скоростям. Также есть категория граждан, которая использует страхование не для защиты, а для улучшения своего материаль­ного положения.

Еще одна причина связана с тем, что жители республики не осознают правовых последствий своих деяний, воспринимают данный вид мошенничества как мелкое хулиганство, шалость. Я уверен: если бы они владели информацией об уголовных наказаниях, многие из них не стали бы с этим связываться.

Ко всему прочему, у нас высокая доля незастрахованных транспортных средств, и около 40 % автовладель­цев не имеют договора ОСАГО. Ко­му-то жалко денег, кто-то считает, что в ДТП он никогда не попадет, и если инспектора ГИБДД не проверяют наличие полиса, то он и не нужен.

ССТ: Получается, вам не хватает под­держки со стороны правоохранительных органов?

А. А.: ВСС обращалось в МВД с просьбой провести рейды по выявлению и привлече­нию к административной ответственности водителей управляющих транспортными средствами без действующего договора ОСАГО. Но мы не увидели активных дей­ствий со стороны ГИБДД. Они считают, что отсутствие полиса не влияет на безопас­ность дорожного движения.

С другой стороны, у многих наших води­телей плохая страховая история, высокий КБМ. Никто из страховщиков не боролся за дагестанский рынок. Нежелание страхов­щиков продавать полисы ОСАГО создало у граждан республики стойкое ощущение, что ОСАГО — это сложно.

Сейчас заработал страховой пул. Пробле­ма с доступностью ОСАГО в республике решилась на 99,9 %. Я надеюсь, что ситуа­ция с бытовым мошенничеством тоже будет постепенно улучшаться.


В 2017–2018 годах на сайте Avito в Да­гестане можно было найти объявле­ния о сдаче в аренду поврежденных запчастей. Их перевешивали на целый автомобиль, чтобы имитировать стра­ховой случай.


ССТ: Какие основные виды мошенниче­ства существуют в Дагестане?

А. А.: Первая подгруппа — это автовла­дельцы, которые действительно попали в ДТП, но не имеют законных прав на по­лучение страхового возмещения в связи с отсутствием полиса ОСАГО. Они начина­ют искать варианты, как выплату все-таки получить. Каждый второй выявленный случай мошенничества обладает этим признаком. Граждане заключают договор ОСАГО, потом инсценируют новое ДТП и пытаются получить страховое возмеще­ние. Расследовать такие случаи сложно, так как законодательство не предусматривает предстраховой осмотр по ОСАГО.

Второй тип бытового мошенничества ос­нован на ментальной особенности северо­кавказских регионов. Через третье рукопо­жатие здесь каждый может найти знакомого. Бывает, что ущерб автомобиля виновника ДТП кратно превышает ущерб потерпевше­го. В этот момент потерпевшему предлагают возместить ущерб на месте, но при этом сделать его виновником. Причем, когда мы беседуем с водителями, они не осознают, что, беря на себя вину, они вступают в сго­вор и совершают преступление.

ССТ: Есть ли на территории республики организованные преступные группы?

А. А.: Таких групп немного, но они за­являют по 10–20 событий в год, используют десятки автомобилей и десятки людей, которые выступают участниками ДТП.

К счастью, в Дагестане не было замече­но случаев «подстав» под проезжающие автомобили, что массово практикуется в других регионах. Но у нас очень часты случаи, когда люди намеренно покупают старые иномарки и целенаправленно их разбивают. Страховые компании оцени­вают ущерб по Единой методике расчета, в которой установлена стоимость на ка­ждую запчасть. У нас бывали случаи, когда для иномарки 30-летнего возраста и ценой в 400 тыс. рублей бампер стоил 500 тыс. рублей с применением износа.

ССТ: Действуют ли в республике авто­юристы?

А. А.: Бум деятельности автоюристов наблюдался в 2014–2018 годах. Тогда они массово приезжали на каждое ДТП, кара­улили у отделений ГИБДД и даже органи­зовывали поквартирный обход. Нами был разработан механизм противодействия: как только страховщику заявлялся убыток, сотрудники безопасности связывались с потерпевшим, озвучивали сумму полага­ющейся выплаты и просили предоставить реквизиты для перечисления денег. Если мы не успевали опередить мошенников, то люди были просто в шоке, ведь от авто­юристов они получали сущие копейки.

Граждане заключают договор ОСАГО, потом инсценируют новое ДТП и пытаются получить страховое возмещение. Расследовать такие случаи сложно, так как законодательство не предусматривает предстраховой осмотр по ОСАГО.

ССТ: Как строится ваше взаимодей­ствие с правоохраной?

А. А.: У дагестанской рабочей группы — самый тернистый путь. Были написаны сотни писем — от ВСС, РСА, генеральных директоров и директоров филиалов стра­ховщиков с просьбой оказать содействие по организации межведомственного взаи­модействия. К огромному нашему сожале­нию, нам везде отказали.

Прокуратура, например, в 2018 году ответила, что не видит необходимости создавать межведомственную группу, ведь за год было возбуждено всего 12 дел, связанных со страховым мошенничеством. Но при этом число обращений в МВД от страховщиков превышало 500! Именно низкий процент возбуждаемых уголовных дел и являлся причиной для создания меж­ведомственной рабочей группы.


Женщина в результате ДТП лиши­лась ноги. Автоюристы убедили ее, что ей положена выплата в размере 50 тыс. рублей. Сами они получили 470 тыс. рублей, воспользовавшись пра­вовой неграмотностью женщины.


Мы стали обращаться в органы исполни­тельной власти, лично к главе республики. Я выступал на совете по безопасности Республики Дагестан. Но правоохрана продолжала не замечать проблемы.

Наконец, мы провели встречу с председа­телем Верховного суда республики, показа­ли, как нарушаются права пострадавших и происходит злоупотребление правом. После этого ситуация в судебной системе в Дагестане начала улучшаться.

Сотни миллионов рублей ежегодно воруются мошенниками. А это влечет тяжелые социальные последствия, переплату по стоимости полисов ОСАГО — за действия мошенников расплачиваются все жители региона. Наверное, пришло время создания в нашей стране специализированных отделов, которые будут рассматривать именно страховые преступления.

Сотрудники Следственного комитета ни­когда нас не игнорировали. Но проблема в том, что им подведомствены дела только с участием сотрудников правоохранитель­ных органов и организованных преступ­ных группировок.

ССТ: С МВД контакта до сих пор нет?

А. А.: Здесь взаимодействие самое слож­ное. Следователи перегружены, у них в приоритете более важные дела. Страховое мошенничество воспринимается как кража буханки хлеба. Мы показываем статистику: сотни миллионов рублей ежегодно вору­ются мошенниками, а это влечет тяжелые социальные последствия, переплату по сто­имости полисов ОСАГО — за действия мошенников расплачиваются все жители региона. Наверное, пришло время создания в нашей стране специализированных отде­лов, которые будут рассматривать именно страховые преступления.


С 2017 года сотрудники ФСБ по нашим обращениям задержали более 6 инспекторов ГИБДД. Все они были уволены из органов и осуждены.


ССТ: Что планируется делать для улуч­шения ситуации?

А. А.: В прошлом году дагестанское отделение Центрального банка активно включилось в вопрос. Прошло несколько селекторных совещаний с участием РСА, с приглашением всех органов правоохра­ны. ЦБ повторно вынес инициативу о соз­дании межведомственной рабочей группы. Но с этим не согласились МВД и Проку­ратура республики. Сейчас снова плани­руется встреча с прокурором — пойдем на очередной округ.

Мы открыты к диалогу и очень надеемся, что в этом году межведомственная рабочая группа все же заработает. В первую оче­редь, необходимо донести до населения, что противоправные деяния в области страхо­вания являются уголовным преступлением. Нужно проводить работу, прежде всего, по профилактике преступлений, основан­ных на правовой неграмотности граждан. Также крайне важно проверять наличие полисов у водителей. Мы очень ждем, когда заработает автоматическая система фото­фиксации наличия полисов. Но каждый месяц этого ожидания приводит к много­миллионным убыткам страховщиков.

Похожие статьи

В Сбере предложили, как снизить нагрузку на российские суды

Выступление Евгения Акимова, начальника Управления принудительного взыскания и банкротства Сбербанка, на сессии «Банкротство-2024: новые тренды» XII Петербургского международного юридического форума было…
«ЦИФРА» ПРОТИВ ЖУЛИКОВ

«ЦИФРА» ПРОТИВ ЖУЛИКОВ

Активная работа по противодействию мошенничеству дает хорошие результаты, уверен вице-президент ВСС Сергей Ефремов. По его мнению, сейчас основными помощниками страховщиков в…
В ШАГЕ ОТ «ЗЕЛЕНОЙ ЗОНЫ»

В ШАГЕ ОТ «ЗЕЛЕНОЙ ЗОНЫ»

Не секрет, что успеха в борьбе с мошенничеством можно достичь только совместными усилиями как самих страховщиков, так и органов власти и…